Материалы

06 декабря, 2012

Доклад «Новая протестная волна: мифы и реальность»

Введение

Фонд развития гражданского общества представляет доклад «Новая протестная волна: мифы и реальность».

Предметом исследования стали митинги оппозиции, прошедшие в Москве и российских регионах за период с декабря 2011 по осень 2012 года. Отдельно проанализированы альтернативные форматы протестного движения, ранее нехарактерные для России (автопробеги, «прогулки», «оккупаи» и т.д.).

При подготовке доклада использованы результаты социологических исследований, проведенных как в ходе протестных акций, так и по их итогам ведущими российскими социологическими службами: Фондом «Общественное мнение» (ФОМ), Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Аналитическим Центром Юрия Левады («Левада-Центр»). Изучая альтернативные форматы протестного движения, авторы использовали материалы исследования О.Крыштановской, проведенного 11 мая 2012 года среди участников акции у памятника Абаю Кунанбаеву на Чистопрудном бульваре в Москве.

Доклад содержит материалы фокус-группового исследования, проведенного ВЦИОМ в ноябре текущего года специально по заказу Фонда развития гражданского общества с целью выяснить политические установки протестующих, электоральные предпочтения, отношение к прошедшим и будущим акциям. В рамках исследования проведено 6 фокус групп, по 2 группы в рамках каждой из трех целевых аудиторий:

  • «активные участники протестов» — москвичи, принимавшие участие не менее, чем в двух крупных протестных акциях за последний год и намеренные в дальнейшем участвовать в протестах;
  • «бывшие участники протестов» — москвичи, принимавшие участие не менее, чем в двух крупных протестных акциях за последний год, но не намеренные посещать их в обозримом будущем;
  • «будущие участники протестов» — москвичи, не принимавшие участия в протестах в последний год, которые выразили уверенную готовность стать участниками предстоящих протестных акций.

В докладе также исследуется динамика протестной активности. Авторы прослеживают трансформацию структуры протестного движения, вводя собственную классификацию основных групп, представленных в протестном движении, а также анализируют эволюцию координирующих органов оппозиции.

Авторы доклада обобщили и исследовали протестные акции не только в Москве, но и в субъектах Российской Федерации, собрав базу митинговой активности зимы 2011 — осени 2012 года.

Эксперты фонда проследили трансформацию политических установок участников акций за прошедший год. Показаны ключевые лозунги протестующих, проанализирован состав спикеров, итоговые требования и манифесты, отношение протестующих к лозунгам и риторике основных ораторов.

Особое внимание уделено развитию и отражению протестной волны в медиа-пространстве. Проанализированы упоминания по каждой акции в печатных и электронных СМИ, а также в сети интернет. В докладе показано, как менялось внимание и отношение журналистов, блогеров и интернет-пользователей к протестным акциям.

В качестве приложения приводятся отдельные публикации, таблицы, графики, схемы и комментарии к ним, не вошедшие в основную часть доклада, но, тем не менее, представляющие интерес для отдельных категорий читателей.


1. В качестве новой протестной волны, в настоящем докладе рассматривается серия протестных акций,  прошедших в период с 5 декабря 2011 года по 15 сентября 2012 года в Москве, Санкт-Петербурге и ряде городов Российской Федерации. Отличительными чертами новой протестной волны, по мнению авторов доклада, стали следующие характеристики:

  • относительно высокая численность участников по сравнению с другими мероприятиями несистемной оппозиции, зафиксированными за последние 10 лет;
  • участие в этих акциях на начальном этапе (декабрь 2011 — январь 2012 гг.) представителей различных социальных групп (интеллигенция, «креативный класс», офисные работники, представители малого и среднего бизнеса и т.п.), ранее игнорировавших подобные мероприятия;
  • общие (в определенной степени) координирующие органы;
  • похожий состав основных выступающих и заявленных лозунгов;
  • значительная роль социальных медиа в мобилизации участников и освещении мероприятий.

Данная протестная волна, по мнению авторов доклада, может быть разделена на два этапа: этап высокой активности и массовости (декабрь 2011 года — февраль 2012 года) и период спада (весна — осень 2012 года).

2. К основным причинам подъема новой протестной волны можно отнести:

  • повышение политической активности, связанное с федеральными выборами;
  • раздражение социально-экономическими проблемами, коррупцией;
  • неудовлетворенность результатами выборов в ГД ФС РФ в Москве и актуализация темы о массовых фальсификациях на выборах;
  • фактор групповой солидарности, выраженный в возможности для обычного человека, недовольного положением дел, и, как следствие, властью, почувствовать себя частью большой, мощной, народной массы; одним из следствий этого явления стала возникшая в декабре 2011 года мода на протест; эти факторы имели значительный мобилизующий потенциал для молодежной аудитории и представителей среднего возраста — активных пользователей интернета;
  • преобразование социальных медиа и сетевых ресурсов в мультипликаторы недовольства.

3. Можно выделить две группы причин, которые привели к спаду протестной волны: объективные и внутренние.

К основным внутренним причинам можно отнести:

  • низкую результативность акций;
  • разочарование в оппозиционных лидерах, монополизировавших протест и использовавших его для решения своих личных политических задач; в течение зимы 2011-12 гг. оппозиции так и не удалось сформировать единую политическую платформу и сделать ее фундаментом долгосрочных  протестных действий
  • несоответствие риторики лидеров протеста мотивам и политическим установкам участников акций; лидеры протеста не смогли уловить ожидания митингующих,  понять истинную мотивацию их выхода на улицу; «рассерженные горожане» и креативный класс стремились заявить о себе как о новой политической силе, заставить власть считаться с собой и своими интересами, однако риторика лидеров протеста носила чуждый им характер, включая радикальные призывы к революции и свержению власти; результатом стал рост разочарования основной массы протестующих в своих лидерах и самой идее массовых акций
  • модное явление «массовый гражданский протест» достаточно быстро перешел из категории «новинка сезона» в категорию «прошлогодняя коллекция»;
    после того как мода на участие в митингах прошла, у значительной группы участников митингов, не относящихся к сравнительно узкой прослойке политических активистов, резко и существенно снизилась мотивация для участия в уличных акциях
  • слабость координирующих органов, отсутствие организационной схемы, которая была бы признана подавляющим большинством выходивших на митинги, активистов и сочувствующих и обеспечила бы включенность всех этих групп в обсуждение и выработку политической повестки;
  • протестное движение не смогло выдвинуть из своих рядов единого яркого лидера, обладающего незапятнанной репутацией и пользующегося всеобщим уважением и авторитетом.

К объективным причинам  спада протестной волны можно отнести:

  • стабилизация ситуации после выборов, преодоление кризиса легитимности и доверия к власти;
  • устаревание выборной тематики, снижение политической активности в связи с окончанием федерального избирательного цикла;
  • реформы политической системы, которые создали предпосылки для перевода политической и общественной активности в легитимное поле;
  • прошедшие по стране митинги в поддержку В.В.Путина, которые по численности и интенсивности в январе-марте 2012 года существенно превосходили уличные мероприятия оппозиции;
    с января до начала марта 2012 года в стране прошло 94 массовых мероприятия в поддержку В.В.Путина, в которых приняло участие более 770 тысяч человек, из них 385 тысяч пришли на акции поддержки в Москве
  • растущая ориентация людей на мирные способы решения проблем; основная часть митингующих, несмотря на весь внешний радикализм протестных акций, сохраняет веру в существующие политические институты и связывает надежду на позитивные изменения в своей жизни именно с ними, а не с «новой революцией».

4. Ощущая разрыв между собственными политическими установками и риторикой оппозиционных лидеров, часть митингующих предприняла попытки найти новые формы публичной уличной активности. Это получило свое выражение в таких мероприятиях, как серия «оккупаев»,  «Контрольная прогулка» 13 мая,  «Прогулка художников» 19 мая. Данные акции вызвали лишь кратковременный медиа-эффект и не смогли предотвратить общий спад протестной активности.

5. Акции протеста, прошедшие за последний год, затронули в основном лишь Москву и ряд городов страны. Даже на пике протест не смог стать явлением всероссийского масштаба.

Согласно данным МВД РФ, пиковым по количеству уличных акций в России стал 2010 год. Если за первые десять месяцев 2012 г. состоялось 4 тыс. 456 акций, то за аналогичный период 2010 г. их было 33 тыс. 350 — то есть, в 7,5 раза больше (33 тыс. 937 за весь 2010 год).

Таким образом, новая протестная волна не оказала сколько-нибудь заметного влияния на общие количественные показатели

6. На основании проведенного анализа, можно сделать следующие выводы и прогнозы:

  • в ходе протестных акций сформирован политический актив протестов, который, по мнению экспертов фонда, составляет порядка 5000 человек в Москве;
  • вместе с тем, проблемные мотиваторы протестов сохраняются — снижение общего интереса к протестам связано в первую очередь с неприятием их текущего формата; изменение повестки дня оппозиционных мероприятий, акцентирование социально-экономической тематики, выдвижение понятных и реализуемых требований, появление новых ярких фигур способны вновь актуализировать интерес к уличным мероприятиям;
  • в настоящее время участники акций, опрошенные в рамках исследования, информированы о планируемых в декабре  протестных мероприятиях, однако, в силу разочарования в данной форме политической активности либо уже приняли решение уклониться, либо сомневаются.
  • факторами, способствующими принятию решения об участии, выступают масштаб мероприятия, четкость и актуальность заявленной темы, наличие ярких лидеров, гарантии безопасности со стороны организаторов и власти, наличие дружеской компании.

7. Массовые митинги, которые зимой 2011-12 гг. являлись доминирующей темой в федеральном информационном пространстве, на сегодняшний день отошли в сообщениях СМИ на второй план. В материалах журналистов акцент делается уже не на сам факт проведения или ход митингов, а на различные происходящие параллельно процессы или же негативные события, случившиеся непосредственно в ходе акций протеста.

8. Социальные сети и блогосфера впервые в России стали инструментами массовой мобилизации людей для участия в политической акции, во многом обеспечив выход на улицы «креативного класса», ранее не принимавшего участия в митингах. Однако с весны 2012 года место социальных сетей вновь заняли традиционные инструменты мобилизации — партийные, организационные, медийные и финансовые, что отразилось как на численности, так и на составе участников митингов. Есть основания предполагать, что после масштабного тестирования на практике инструментов политической мобилизации и агитации в социальных сетях, этот инструментарий уже стал неотъемлемой частью политической и политтехнологической жизни России. К началу избирательного цикла 2016-18 годов его значение может стать существенным не только в Москве, но и в масштабах всей страны.

9. Представляют интерес партийные пристрастия участников митингов. Согласно опросу ВЦИОМ, на митинге 24 декабря, большинство респондентов — 60% — в ходе выборов в Государственную Думу в декабре 2011 года отдали свои голоса за системные политические партии:  «Яблоко» (27%), КПРФ (17%), «Справедливую Россию» (16%). В то же время, участники фокус-группового исследования ВЦИОМ, чаще других партий, за которую они готовы голосовать в настоящее время, называют «Справедливую Россию». РПР-«Парнас», «Гражданская платформа» в ответах встречаются крайне редко. Тем не менее протестующие, которым близки либеральные и демократические взгляды, в сентябре по-прежнему составляли большинство участников акции — в общей сложности 52%.

10. Политические установки участников акций протеста изученные в ходе фокус-группового исследования ВЦИОМ, показывают, что фигура В.В.Путина воспринимается в данный момент многими как консолидирующая в силу отсутствия вызывающих доверие альтернативных лидеров федерального масштаба. Респонденты фокус-групп воспринимают лично В.В.Путина как гаранта стабильности. На президентских выборах в 2012 году более половины участников исследования (в т.ч. и те, кто выражают готовность в дальнейшем выходить на акции протеста) ответили, что проголосовали за В.В.Путина. Почти все респонденты, голосовавшие против В.В.Путина готовы изменить свою позицию при условии решения им ключевых проблем страны (образование, здравоохранение, ЖКХ, коррупция, социальная защита). Следствием этого является невосприимчивость участников исследования к транслируемым лидерами оппозиции политическим лозунгам, направленным против В.В.Путина, на радикальное изменение политической системы. Призывы в духе «Россия без Путина» представляются респондентам бессмысленными и бесперспективными.



 

Новая протестная волна берет свое начало с митинга на Чистых прудах в Москве[1], состоявшегося 5 декабря 2011 года — на следующий день после выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации.

Всего в Москве прошло девять акций протеста, ставших предметом нашего исследования: митинги 5 декабря на Чистых прудах, 10 декабря на Болотной площади, 24 декабря на проспекте Сахарова, 4 февраля на Болотной площади, 5 марта на Пушкинской площади, 10 марта на Новом Арбате, а также Марши миллионов 6 мая, 12 июня и 15 сентября.

Альтернативные форматы протестов — автопробеги «За честные выборы», акция «Белое кольцо», Контрольная прогулка (или «прогулка писателей»), прогулка художников, различные виды «оккупаев» отражены в отдельной главе настоящего доклада.

 


ЧИСЛЕННОСТЬ И СТРУКТУРА УЧАСТНИКОВ
ПРОТЕСТНЫХ АКЦИЙ

Единые данные о численности уличных акций, исследованных в докладе, отсутствуют, а опубликованная статистика имеет расхождения: есть официальные данные правоохранительных органов, цифры, приводившиеся организаторами акций протеста, данные СМИ, ряд из которых производили собственные замеры, данные экспертов — геодезистов.

В докладе используется официальная статистика ГУВД Москвы и независимая оценка (усредненные показатели по подсчетам СМИ и экспертов) численности протестных акций, подразумевающая усредненные данные, которые были получены путем применения различных методик подсчета: методом анализа точек, геодезического подсчета и методом ручного пересчета.

Необходимо отметить, что в ряде случаев независимая оценка численности не производилась. Поэтому применительно к данным акциям в исследовании использовалась только статистика ГУВД Москвы.

И официальные данные, и независимые замеры показывают: начиная с акции на Чистых прудах 5 декабря, численность митингов до определенного периода росла. Пик численных показателей, по данным ГУВД Москвы, пришелся на митинг «За честные выборы» на Болотной площади 4 февраля: в этот день на акцию протеста пришли 35 тыс. человек. Предыдущие митинги на Болотной площади 10 декабря и проспекте Сахарова 24 декабря собрали, по данным ГУВД, 25 тыс. и 30 тыс. участников соответственно, а, согласно независимой оценке, — по 43 тыс. участников.

Начиная с марта 2012 года, показатели численности уличных акций начали снижаться. На Пушкинскую площадь 5 марта и Новый Арбат 10 марта пришли по 10 тыс. митингующих. Наиболее низкая «явка» зафиксирована на «Марше миллионов» 6 мая — 8 тыс. человек. На «Марш миллионов» 12 июня, как следует из статистики ГУВД Москвы, пришли 15 тыс. митингующих (16 тыс. дает независимая оценка), а на акцию 15 сентября — 14 тыс. человек (10 тыс. — согласно независимой оценке).

Рис 1. Данные по численности участников протестных акций.

 

Представленные данные позволяют разделить протестную волну на два этапа. Первый — этап высокой активности, длившийся с декабря 2011 года по февраль 2012 года. Данный этап характеризуется большой численностью акций, достаточно широким спектром участников (на улицы выходили представители разных социальных групп), пристальным вниманием к протестам со стороны СМИ. Именно в этот период протест начинает рассматриваться еще и как модное явление, «новинка сезона». Участвовать в митингах — означало быть в тренде.

Второй этап протестной волны (март-сентябрь) — это этап снижения  активности. На данный период приходятся существенные изменения в «показателях протеста»: митинги проходят все реже, падает численность протестующих, меняется структура их участников, фиксируется снижение интереса к акциям со стороны СМИ. Модное явление — «массовый гражданский протест» — из категории «новинка сезона» переходит в категорию «прошлогодняя коллекция» (подробнее об этом в эссе о моде на протесты, подготовленном журналистом А.Красовским — в приложении 4).

К основным внутренним причинам, повлекшим спад протестной активности, участники акций, опрошенные ВЦИОМ, относят:

Низкую результативность акций и отсутствие объединяющей протестной темы:

 «Собака лает, ветер носит. А цель какая? Мы все по два раза ходили, ничего не добились, я считаю, что нужно ходить на выборы, голосовать головой» (мужчина, 33 года, группа «Бывшие участники протестов»).

«У нас минусовые результаты от митингов. Потому что они малочисленные. Для России это малочисленно» (женщина, 52 года, группа «Будущие участники протестов»).

«У них нет определенной идеи. Они что-то выкладывают, надеются на что-то» (мужчина, 34 года, группа «Активные участники протестов»).

«Митинговали люди, которым не все равно, но они не достаточно активны. Они должны были придумать конкретную идею и продвигать. У них плохая организация» (женщина, 20 лет, группа «Будущие участники протестов»).

 Разочарование в оппозиционных лидерах, не сумевших продемонстрировать свои возможности:

«Ярких оппозиционеров нет. Это иллюзия. И, побывав на митингах, я понимаю, что, к сожалению, нет» (женщина, 40 лет, группа «Активные участники протестов»).

«Потому что нет ни у кого никаких серьезных аргументов» (женщина, 46 лет, группа «Активные участники протестов»).

Статичный стиль проведения и низкий уровень организации мероприятий:

«Скорее погулял, потому что все было очень поверхностно, не было конкретной задачи. Мы «за» то-то, «за» то-то, «ура» покричали и пошли» (мужчина, 22 года, группа «Бывшие участники протестов»).

«Ушла я с разочарованием и с нервозностью. А шла с неким позитивом. Что может быть, я разберусь в чем-то. А ушла с таким чувством, что там хаос. С самого начала хаос, сумятица, много криков, кто во что горазд. Не увидела никакой сплоченности, только у пожилых людей» (женщина, 39 лет, группа «Активные участники протестов»).

Помимо внутренних проблем протестного движения, на снижение активности, а, как следствие, на падение интереса к оппозиционным акциям повлияли митинги в поддержку В.В.Путина, которые по численности и интенсивности существенно превосходили уличные мероприятия оппозиции. С января до начала марта 2012 года в стране прошло 94 массовых мероприятия в поддержку В.В.Путина, в кото-рых приняло участие более 770 тысяч человек, из них 385 тысяч пришли на акции поддержки в Москве.

Наряду с изменением численности протестных акций менялась и структура митингующих. Начиная с  митинга на проспекте Сахарова 24 декабря, можно проследить определенные тенденции в изменениях как демографического состава, так и общественно-политических предпочтений участников протестных мероприятий. Динамику в изменении ключевых показателей авторы доклада проследили на основе данных, полученных Аналитическим центром Юрия Левады, эксперты которого провели три цикла социологических опросов: на акциях 24 декабря, 4 февраля и 15 сентября[2].

Один из немногих параметров, который можно назвать относительно стабильным, — это гендерный состав участников массовых акций. Соотношение мужчин и женщин среди уличных оппозиционных активистов на протестных мероприятиях 24 декабря, 4 февраля и 15 сентября практически идентично (60% на 40%, 65% на 35% и 61% на 39% соответственно).

 

Возрастные характеристики митингующих претерпевали изменения. 24 декабря число представителей среднего возраста (25?39 лет и 40?54 года) составляло в общей сложности 54%, 4 февраля — 60%, 15 сентября — 63%. Таким образом, по сравнению с декабрем 2011 года, количество митингующих среднего возраста выросло.

Количество протестующей молодежи (15-24 года) по сравнению с декабрем 2011 года незначительно сократилось, при этом наблюдались колебания в численности участников данной возрастной категории: (25% в декабре, 21% в феврале и 23% в сентябре). Количество  представителей старшего возраста (от 55 лет) снизилось более существенно, чем количество молодежи (с 21% и 20% в декабре и феврале соответственно до 15% в сентябре).

Структура уровня образования участников акций также изменилась по сравнению с концом 2011 года. Количество людей с высшим, двумя высшими/получающими второе высшее образование к сентябрю 2012 года сократилось до 58% (24 декабря и 4 февраля их число составляло по 70%). При этом выросло число митингующих со средним профобразованием (с 11% в декабре до 17% в сентябре),  начальным профобразованием (с 1% до 3% соответственно), а также с полным средним образованием (с 5% до 7% соответственно).

 

 

Структура уровня материального достатка участников массовых акций тоже заслуживает внимания. По сравнению с декабрем 2011 года, на протестных мероприятиях стало меньше людей с очень низким уровнем жизни не хватает даже на еду») — 3% в декабре, 2% — в феврале и 1% в сентябре, и очень высоким уровнем жизни («мы можем ни в чем себе не отказывать»)  — 5%, 3% и 3% соответственно. Снизилось и число тех, чей уровень заработка можно охарактеризовать как высокий («мы можем купить автомобиль, но не можем сказать, что не стеснены в средствах»)  — с 28% в декабре до 24% в феврале и 16% в сентябре.

При этом на митингах выросло количество участников с уровнем дохода ниже среднегонам хватает денег на питание и одежду, покупка более дорогих вещей, таких, как телевизор или холодильник вызывает у нас проблему») — рост с 21% в декабре до 25% в феврале и 29% в сентябре, а также со средним достаткоммы можем покупать некоторые дорогие вещи, такие, как холодильник или телевизор, но не можем купить автомобиль») — увеличение с 40% до 41% и 45% соответственно.

 

 

В значительной степени изменением структуры митингующих в сторону увеличения числа граждан с уровнем дохода ниже среднего и средним объясняются колебания в идеологических предпочтениях участников. По сравнению с декабрем 2011 года, зафиксирован значительный рост тех, кому по своим идеям близки люди левых воззрений (анархисты, антифашисты, новые левые, коммунисты, социалисты). Если в декабре число представителей данной группы в общей сложности составляло 30% участников, в феврале — 38%, то к сентябрю митингующие, симпатизирующие носителям левых взглядов, составляли 41%. В два раза увеличилось представительство тех, кому по своим идеям близки национал-патриоты (с 6% в декабре до 12% в сентябре. При этом в феврале таких участников было 14%). На этом фоне существенно снизилось число протестующих, симпатизирующих либералам и демократам (31% и 38% соответственно 24 декабря, 27% и 30% соответственно 4 февраля, 23% и 29% соответственно 15 сентября). Тем не менее, протестующие, которым близки либеральные и демократические взгляды, в сентябре по-прежнему составляли большинство участников акции — в общей сложности 52%.

 

 

После начала протестной волны предпринималась серия попыток дать представителям социальных групп, ранее не выходивших на улицы, единое определение, сформулировать некое общее понятие, которое бы емко характеризовало таких протестующих и их состав. Результатом этих попыток стало появление терминов «рассерженные горожане», «русские образованные горожане», «креативный класс».

В свою очередь авторы доклада предприняли попытку разделить протестующих на девять групп, частично имеющих признаки социальной классификации (т.н. вторичные социальные группы)[3]:

  • Либеральный протестный актив
  • Националисты
  • Левые
  • Креативный класс
  • Образованный средний класс
  • Студенты
  • Представители среднего бизнеса
  • Офисные служащие
  • Социально уязвимые слои населения

Под протестным активом подразумеваются постоянные участники политических акций, проходивших еще до начала протестной волны.

Относя националистов и левых к отдельным группам митингующих, авторы исследования, соответственно, имеют в виду не столько политические взгляды представителей данных групп, сколько их принадлежность к некоему сообществу, комьюнити, участники которого имеют одинаковые ценности, интересы и связаны межличностными отношениями. То есть, речь идет о неформальных социальных группах.

Креативный класс — это люди творческих профессий: художники, журналисты, дизайнеры, писатели и т. д.

Под образованным средним классом подразумеваются врачи, учителя, отчасти муниципальное чиновничество и т. д.

Социально уязвимые слои населения включают в себя пенсионеров, безработных, лиц с ограниченными физическими возможностями.

Предложенная авторами доклада классификация носит условный характер, поскольку представитель той или иной группы митингующих может одновременно являться представителем и другой.

Группы участников протестных акций подразделяются в свою очередь на две категории: формализованную в большей степени по политическим признакам (протестный актив, националисты, левые) и формализованную по социальным признакам (все остальные).

Эти две категории протестующих имеют принципиальные различия. Протестный актив, националисты и левые привносили в прошедшие уличные акции политическую риторику в ее «чистом виде», для них первоочередное значение имела и имеет политическая борьба, а главная их цель — изменение существующего строя и последующий приход к управлению страной. Подчеркнем, что это не является чем-то из ряда вон выходящим, поскольку цель прихода к власти всегда является конечной в политической борьбе.

Представители второй категории протестующих, составившие ту самую массу «рассерженных горожан», — напротив, вышли на улицы не с целью добиться смены власти, а желая быть властью услышанными, замеченными.

«Митинги не должны быть направлены на свержение основ конституционного строя. Я бы поддержал митинги по экономической ситуации, которая все ухудшается, тему ЖКХ поддержал бы, тему миграции» (мужчина, 31 год, группа «Будущие участники протестов»).

«Мне кажется, первый раз по зову сердца люди шли. То есть, на самом деле, у кого что накипело, наболело. А второй раз — это уже как-то организованная акция проходила» (женщина, 40 лет, группа «Бывшие участники протестов»).

 Именно отсутствие собственного представителя во власти и стало одной из основных причин выхода этой категории протестующих на митинги. Допущенные в ходе избирательной кампании нарушения, о которых много писали СМИ, и которые обсуждались в социальных сетях, стали, скорее поводом для участия в уличных акциях, своего рода «спусковым крючком».

До определенного этапа две категории протестующих — то есть, протестный актив, националисты, левые и люди, составившие массу «рассерженных горожан», — были объединены общим лозунгом требования честных выборов.  Этот этап длился до конца 2011 года. Но уже в начале 2012 года, на акции 4 февраля, преобладающей стала антипутинская риторика. С этого периода митинговая повестка начала радикализироваться, что вполне отвечало установкам первой группы — «революционеров» и входило в противоречие с личными политическими установками «рассерженных горожан». Именно отток представителей этой группы предопределил снижение численности, изменение тематики лозунгов и всего настроя протестных акций, сделав их более политическими. 

Риторика лидеров несистемной оппозиции не несла в себе ничего нового, с содержательной точки зрения оставаясь такой же, как и до начала протестной волны. Оппозиционные спикеры не сумели сформулировать повестку, которая бы нашла отклик у «рассерженных горожан», понять их ожидания, по-прежнему предлагая протест ради протеста.

«От оппозиции не было какой-то идеи единой, против власти. Уберут президента, уберут правительство, а что дальше? Никаких предложений не было» (женщина, 20 лет, группа «Будущие участники протестов»).

«Конечно, они пытаются свергнуть правящую партию всеми способами, но они не хотят улучшить то, что делают. Они не хотят работать рука об руку, хотят просто подавить» (женщина, 22 года, группа «Бывшие участники протестов»).

 

Несоответствие политических установок представителей оппозиции, выступающих с трибун, и участников акций, отсутствие реального политического эффекта от уличных мероприятий стали ключевыми причинами спада протестной волны.



 

Координирующие органы оппозиции с декабря 2011 по сентябрь 2012 гг. пережили серию трансформаций и переименований. В период новой протестной волны организацией уличных мероприятий занимались следующие структуры: оргкомитет «За честные выборы», Инициативная группа по подготовке митинга 24 декабря, Гражданский совет, «Лига избирателей», Народный оргкомитет, Оргкомитет протестных действий. В настоящее время функции координации протестных акций взял на себя Координационный совет оппозиции.

 Предпосылки к формированию координирующих органов

Организацией митинга на Чистых прудах 5 декабря, ставшего отправной точкой протестов, занималось движение «Солидарность». Заявленная численность участников акции составляла 300 человек, однако на Чистые пруды, вопреки ожиданиям организаторов, вышли 6 тыс. участников.

Следующий митинг, назначенный на 10 декабря, изначально был согласован на площади Революции по заявке «Солидарности» и «Левого фронта», и, также как и митинг на Чистых прудах, предполагал участие 300 человек. Однако вскоре, судя по записям в социальных сетях, стало очевидно, что на улицы выйдут отнюдь не несколько сотен протестующих.

Всплеск уличной активности подтолкнул оппозицию к выводу о необходимости создания структуры, координирующей проведение протестных акций. В результате, однако, были сформированы сразу два параллельных органа с «перекрестным» составом участников: оргкомитет «За честные выборы» и Инициативная группа по подготовке митинга 24 декабря, позже преобразованная в Гражданский совет. Эти две структуры одновременно занимались организацией акций вплоть до Марша миллионов 6 мая.

Оргкомитет "За честные выборы" и Инициативная группа по подготовке митинга 24 декабря

Оргкомитет "За честные выборы" был создан 11 декабря 2011 года, а состав его "был определён путём переписки, перезвона и взаимных согласований" (согласно формулировке С. Пархоменко).

В первом заседании, состоявшемся 13 декабря, приняли участие оппозиционные политики, общественные деятели и журналисты: Б.Немцов, В.Рыжков, И.Пономарев, Г.Гудков, Б.Акунин, Л.Парфенов, С.Пархоменко. Тогда же была создана Инициативная группа по проведению митинга 24 декабря. В ее работе, в отличие от оргкомитета «За честные выборы», сформированного путем кулуарных переговоров, могли принимать участие представители всех политических сил и общественных организаций. Деятельность Инициативной группы выходила за рамки подготовки к митингу 24 декабря, данная структура стала платформой для объединения системной и несистемной оппозиции с целью дальнейшей координации протестных действий.

В работе обеих координирующих структур были задействованы ресурсы сети интернет (голосование за выступающих, возможность наблюдения за заседаниями), что позволило вовлечь в процесс организации митингов большое количество людей.

Уведомление в мэрию Москвы о проведении митинга 24 декабря на проспекте Сахарова подавали совместно представители оргкомитета и Инициативной группы. Организацией технической части митинга также занимались представители обеих структур.

Что касается непосредственно проведения акции, то эту функцию осуществлял только оргкомитет "За честные выборы". В ходе самой акции между организаторами возник ряд конфликтов: В. Рыжков, изменив заранее согласованный с оргкомитетом список выступающих, не дал слово депутатам Государственной Думы Г.Гудкову («Справедливая Россия») и О.Смолину (КПРФ). Появление в списке выступающих К. Собчак и А. Кудрина привело к тому, что представители «болотной» оппозиции стали ассоциироваться с либеральными лидерами и медиа-персонами, что в дальнейшем усилило внутренние противоречия между лидерами оппозиции.

Гражданское движение. Гражданский совет.
Подготовка к шествию 4 февраля

5 января на заседании Инициативной группы было принято решение о создании единого координационного центра политических движений и социальных групп в качестве начала процесса по выработке политической платформы оппозиции.

17 января прошло учредительное собрание Гражданского движения, созданного Инициативной группой. Участником движения могли стать любой человек или организация, разделяющие принципы протестных митингов, выраженные в Договоре общественного согласия, основанного на принятых 10 и 24 декабря резолюциях.

Сама Инициативная группа была преобразована в Гражданский совет, созданный для координации действий в рамках движения, подотчетный общему собранию движения и сформированный по следующим принципам:

  • 10 человек от левых политических групп
  • 10 человек от либеральных политических групп
  • 10 человек от националистических политических групп
  • 30 человек от социальных организаций и гражданских групп

В этот же день, 17 января, С. Удальцов, вошедший в состав Гражданского совета, от имени «Левого фронта» заключил соглашение с Г.Зюгановым о поддержке последнего на президентских выборах.

Однако акцент на политическую повестку, сделанный Гражданским советом, не нашел поддержки среди ряда членов оргкомитета "За честные выборы". В процессе подготовки к акции 4 февраля, заявителями которой вновь стали представители обеих структур, стало очевидно, что они не имеют единой стратегии дальнейших действий. Если целью Гражданского совета была смена действующей власти, то оргкомитет "За честные выборы" был сосредоточен на достижении выполнения требований резолюций митингов, которые не подразумевали изменения политической системы.

В этот же период времени, 18 января, была создана еще одна протестная структура: "Лига избирателей", в состав которой вошли представители гражданского общества и оргкомитета "За честные выборы". Главной целью «Лиги избирателей» стал контроль за соблюдением избирательных прав граждан, однако данная структура также была инициатором проведения ряда протестных акций: автопробега "За честные выборы" и акции "Белое кольцо".

 Переходный период

На фоне сокращения численности уличных мероприятий, которое началось весной 2012 года, происходили изменения в организационной структуре координирующих органов. После митинга 10 марта многие общественные деятели потеряли интерес к уличной активности. "Лига избирателей" самоустранилась от протестного движения. Члены оргкомитета «За честные выборы» заявили о необходимости преобразования его в «Народный оргкомитет», собрания которого должны были проходить каждую субботу в Новопушкинском сквере под руководством Б. Немцова и С.Удальцова, и в работе которого мог принять участие каждый желающий. На собрания «Народного оргкомитета», однако, приходили по несколько десятков человек, в результате чего деятельность органа прекратилась.

Также прекратило свою работу и Гражданское движение. Что касается Гражданского Совета, то в его составе остались только националисты и представители нескольких гражданских групп.

Оргкомитет протестных действий

Начиная с Марша миллионов 6 мая, подготовкой протестных акций занимался  уже новый орган — Оргкомитет протестных действий, в состав которого вошли в основном оппозиционные политики. Этим Оргкомитет протестных действий принципиально отличался от оргкомитета «За честные выборы», членами которого являлись не только представители оппозиции, но и представители гражданского общества. Политизация новой координирующей структуры привела к преобладанию политической повестки на акциях.

В процессе подготовки к «Маршу миллионов» 12 июня в среде оппозиции произошел публичный конфликт. Организаторы акции не дали возможности выступить Изабель Магкоевой, выдвинутой в качестве спикера Ассамблеей движения «оккупай» (Ассамблея была создана после столкновений на Марше миллионов 6 мая для организации работы уличных протестных площадок), отдав слово помощнице адвокатов Pussy Riot Алисе Образцовой. Также со сцены не смог выступить Дмитрий Кожнев (активист Межрегионального профсоюза работников автопрома, один из организаторов крупнейшей за последние 10 лет забастовки на калужском заводе «Бентеллер») и Айнур Курсанов (лидер казахстанского профсоюза, участник волнений в Жанаозене).

Ассамблея движения «оккупай» в свою очередь выпустила заявление, с претензиями в адрес оргкомитета. Эти претензии стали следствием недовольства оргкомитетом в активистской среде:

«Оргкомитет, который создавался как инструмент для согласования массовых акций протеста, за полгода превратился в структуру, которая взяла на себя функции определения стратегии протестного движения. Члены Оргкомитета не выбирались, они были просто туда приглашены. Решения, которые они принимают, не согласовываются с протестующими. Оргкомитет уже полгода ограничивает требования протестующих, которые транслируются в общественном мнении как требования перевыборов и отставки Путина, хотя огромная часть протестующих уже давно считают необходимым включить социальные требования. Оргкомитет пытается навязать мнение 20 человек всему протестному движению. Мы выступаем против этого».

При этом Ассамблея предложила свое видение работы оргкомитета, признавая его заслуги в организации митингов:

  • Прозрачная и открытая структура, построенная на демократических принципах.
  • Выборность и ротация его членов.
  • Открытость заседаний с публичными протоколами.
  • Публичное обсуждение инициатив и актуальных вопросов.

Непосредственно на акции 12 июня было заявлено о необходимости создания Координационного совета оппозиции. Отличие этого координирующего органа от предыдущих заключалось в том, что представители Координационного совета оппозиции избирались (как путем прямого голосования, так и через интернет), а не просто входили в состав структуры «по собственному желанию», кандидаты на вхождение в КСО участвовали в дебатах. Выборы проходили с 20 по 22 октября, а «избирательная кампания» сопровождалась скандалами.

В состав Координационного совета оппозиции вошли 45 человек (20 из них в разное время принимали участие в работе оргкомитетов): представители гражданского общества и различных политических сил. Именно этот орган взял на себя функции координации уличных мероприятий оппозиции. Однако на фоне спада протестной активности, создание КСО являлось запоздалым.

 

Занятые преобразованиями и переименованиями оппозиционных структур, созданием дублирующих друг друга органов, лидеры оппозиции так и не начали диалога с основными группами участников протестных акций. Не было предложено организационной схемы, которая была бы признана подавляющим большинством выходивших на митинги, активистов и сочувствующих и обеспечила бы включенность всех этих групп в обсуждение и выработку политической повестки. Это стало одной из причин спада новой протестной волны.

 

 

Исследование акций протеста в регионах Российской Федерации в декабре 2011г. — сентябре 2012г. было проведено на основании материалов мониторинга открытых источников: сообщений федеральных и региональных печатных СМИ, информационных агентств, Интернет-ресурсов (региональные и городские форумы, видеопортал Youtube, социальных сетей (ВКонтакте, Facebook, Livejournal).[4]

Общая информация

В целом, за исследуемый период с 5 декабря 2011 года по 15 сентября 2012 года в 62 российских городах прошли 194 акции протеста, общее количество участников составило 150991 человек.
Города, в которых состоялись протестные акции, можно разделить на четыре группы:

  • 1-ая группа — 6 городов, где прошло более пяти крупных акций протеста[5];
  • 2-ая группа — 18 городов, где прошло 4-5 акций;
  • 3-я группа — 7 городов, где прошло 3 акции;
  • 4-ая группа  — 31 город, где прошло не более 2-х акций.

Наиболее активно московские протестные акции поддержали жители шести городов: Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Новосибирска, Нижнего Новгорода, Казани и Томска. Это традиционные «коммуникативные столицы», жители которых и ранее демонстрировали высокий уровень политической активности и протестных настроений. На протяжении всего исследуемого периода в этих городах было организовано от шести до девяти митингов и/или шествий.

Наиболее многочисленные мероприятия прошли в Санкт-Петербурге (в 9-ти акциях приняли участие 28700 человек) и Екатеринбурге (в 8-ми акциях — 20300).

Город

Общее количество акций

Общее количество участников

 

Санкт-Петербург

9

28700

 

Екатеринбург

7

20300

 

Новосибирск

7

8690

 

Томск

6

7450

 

Нижний Новгород

8

6100

 

Казань

8

4500

 

Протестные акции в Санкт-Петербурге имели несколько отличительных особенностей, выделяющих его из общего списка российских городов, в которых прошли митинги оппозиции.

Во-первых, 4 декабря 2011 года в городе выбирали депутатов Законодательного собрания Санкт-Петербурга V созыва. В ходе подсчета голосов возникла интрига —  сколько мест в новом составе ЗС получит каждая партия и персональный состав депутатов. Ожидание результатов выборов вызвало повышение политической активности горожан и подтолкнуло их выйти на улицы.

Во-вторых, на начальном этапе протестные акции носили перманентный характер. Выступления несогласных с результатами выборов начались уже вечером 4 декабря 2011 года и продолжались практически в ежедневном режиме вплоть до 10 декабря. Основной лозунг: «Против несправедливых выборов!». Заканчивалась одна акция и тут же в социальных сетях размещались приглашения собраться на следующий день. Участники митингов получали информацию о готовящихся мероприятиях из социальных сетей Вконтакте, Facebook, а также из блогов Twitter и Livejournal.  Основным местом сбора  протестующих была площадь у Гостиного двора.

В-третьих, в Санкт-Петербурге, по сравнению с другими городами,  прошло самое большое количество акций — 9, но они были не такими многочисленными, как в Москве. Наибольшее количество участников собрала акция 25 февраля 2012 года — около 7000 человек.

В-четвертых, из-за отсутствия общего организующего центра в городе в течение одного дня  митингующие собирались на нескольких площадках, организованных разными группами граждан, темы и содержание которых могли совпадать или нет. Например, 10 декабря 2011 года помимо главного митинга на Пионерской площади, на Сенатской площади прошла несанкционированная акция под названием «Похороны демократии».

В-пятых, в Санкт-Петербурге особенно ясно прослеживается раскол среди представителей оппозиции.  Разногласия среди организаторов обозначились уже на митинге 18 декабря 2011г., а при подготовке акции, запланированной на 24 декабря, оппозиция вообще не смогла договориться о проведении совместных действий. В результате протестующие собрались на нескольких разных площадках: на Пионерской площади собрались сторонники партий «Справедливая Россия», «Яблоко» при участии ряда общественных организаций, на площади Сахарова митинг организовала лидер ОГФ О.Курносова совместно с националистами, у Смольного попытались организовать митинг представители «Другой России».

События 4 февраля подтвердили наличие конфликта среди организаторов. Стороны разошлись во мнении по использованию партийной символики и лозунгов, в том числе националистического характера. Комитет «За честные выборы» не хотел предоставлять слово националистам, а «Гражданский комитет» — чтобы на трибуне выступали представители секс-меньшинств. В итоге постановили, что в конце февраля в Петербурге пройдут два шествия и митинг, причем «Гражданский комитет» решил организовать свою акцию 25 февраля, специально, чтобы «не пропасть в тени столичных событий».

Таким образом, у акций оппозиции в Санкт-Петербурге обозначились два организатора: комитет «За честные выборы», в котором представлены три десятка политических партий и общественных организаций, и более радикальный «Гражданский комитет», созданный местными отделениями «Другой России», Объединенным гражданским фронтом (ОГФ), некоторыми представителями незарегистрированной (на то время) Партии народной свободы (РПР-ПАРНАС).

Вторым городом по количеству участников акций протеста стал Екатеринбург — 20 300 человек. В регионе 4 декабря 2011 года прошли выборы депутатов Законодательного  Собрания Свердловской области. Депутаты избирались по смешанной системе: 25 по партийным спискам и 25 по одномандатным округам. Партия «Единая Россия» получила достаточно высокий результат (58%), что послужило дополнительным поводом для оппозиционно настроенных граждан выйти на улицу. Первая акция протеста прошла 6 декабря и носила стихийный характер, в основном на Площадь Труда пришла молодежь 18-20 лет. У  последующих декабрьских митингов уже появились организаторы: депутат Екатеринбургской городской думы, член Политсовета ПАРНАСа Леонид Волков и представители регионального отделения КПРФ в разных лицах. По мере перехода к партийной повестке число участников акций сокращалось, 15 сентября 2012 года оппозиция вывела на улицу около 500 человек.

В ходе исследования отмечено, что в 31-м городе  Российской Федерации, что составляет половину от общего числа  городов принявших участие в протестных мероприятиях, оппозиция смогла организовать всего 1-2 акции, и многие из них были малочисленными. 

На основе анализа протестных мероприятий, можно сделать вывод, что наиболее многочисленными стали акции 10 и 24 декабря 2011 года. Так, 10 декабря 2011 года митинги были организованны в 47 городах, и в них приняли участие 59605 человек, а 24 декабря 2011 года в 34 городах на улицу вышло 26900 человек.

После декабря 2011 года акции оппозиции в регионах собирают все меньше сторонников, например, 4 февраля 2012 года митинги прошли в 14 городах — общее количество участников —14500, 5 марта — 20 городов и 12525 участников, 10 марта — 11 городов с 910 участниками. А акция, проходившая в Москве 6 мая 2012 года вообще не нашла поддержки регионов — 0 участников. Незначительный всплеск по количеству городов-участников отмечен 5 марта 2012 года, но и в этих акциях участвовало всего 12525 человек.

Протестная волна в городах России начинает спадать уже в декабре 2011 года — раньше, чем в Москве.

Сравнительный анализ статистики по числу массовых акций в стране за последние четыре года — с 2009 по 2012 гг. — позволяет сделать следующие выводы. Согласно данным МВД РФ, пиковым по количеству уличных акций в России стал 2010 год. Если за первые десять месяцев 2012 г. состоялось 4 тыс. 456 акций, то за аналогичный период 2010 г. их было 33 тыс. 350 — то есть, в 7,5 раза больше (33 тыс. 937 за весь 2010 год).

Месяц

Количество акций

2009

2010

2011

2012

Январь

556

641

320 

92 

Февраль

964

683

405 

365 

Март

446

1271

749 

377 

Апрель

408

546

591 

712 

Май

750

18428 

385 

805 

Июнь

570

3748  

254 

178 

Июль

125

741 

221 

678 

Август

369

876 

155 

133

Сентябрь

823

1764  

203 

587

Октябрь

595

2471 

335 

5299 

Ноябрь

302

271 

201 

 

Декабрь

826

316 

534 

 

Итого:

6734

33937

4353 

4456 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Таким образом, новая протестная волна не оказала сколько-нибудь заметного влияния на общие количественные показатели уличных акций в России.

Позиция муниципальных властей в регионах

В целом следует отметить толерантное отношение городских властей к протестным акциям исследуемого цикла. В большинстве городов организаторы получали разрешение проводить мероприятия на центральных площадях или же в местах, не слишком удаленных от центра и достаточно популярных у горожан (например, 10 декабря новосибирцы имели возможность собраться перед Областной государственной библиотекой, 5 марта митинг томичей был согласован на Новособорной площади, и т.д.). Но не всегда организаторов устраивали согласованные места. Например, 15 сентября в Челябинске оппозиция настаивала на проведении мероприятия на перекрестке проспекта Ленина и Свердловского проспекта, получив разрешение провести митинг  в сквере на Алом поле (центр города), осталась недовольна тем, что к ним не могут присоединиться прохожие и автомобилисты. 

В ряде городов, при отсутствии согласования, протестные мероприятия принимали альтернативные, не описанные в законодательстве и, следовательно, «как бы» не подпадающие под запреты форматы: Краснодар — «белая лента», Томск — «собрание граждан», Йошкар-Ола — «народные гуляния» и т.д. Впрочем, практически нигде эти мероприятия не приводили к конфронтации, носили подчеркнуто «мирный» характер.

Однако были города, где власти и организаторы протестных акций не смогли достичь консенсуса в определении места митингов и шествий. Например, в Нижнем Новгороде представители городской власти и оппозиции ни разу не смогли принять согласованное решение о месте проведения мероприятий. Таким образом, практически все акции проходили на несогласованных площадках, и ряд из них закончился задержанием митингующих.

Лозунги

Следует отметить, что лозунги, требования, плакаты и риторика протестных акций были общими, как для столицы, так и для регионов, особенно на начальном этапе. Организаторы на местах, как правило, использовали те же лозунги, что и инициаторы столичных массовых мероприятий, принимали аналогичные резолюции.

В ходе подготовки доклада был проведен анализ публикаций в региональных СМИ и записей участников акций в соцсетях (ВКонтакте, Facebook, Livejournal), которые фиксируют тот, факт, что лозунг «За честные выборы» вызывал наибольшую поддержку протестующих:

 «Где наши голоса?» (Волгоград)

 «Фальсификаторов — под суд» (Казань)

 «Нет — фальсификациям выборов» (Мурманск)

«Верните наши голоса!», «Не верю», «За право выбора на выборах!», «В отставку всех председателей всех избирательных комиссий за отсутствие контроля агитации и голосования!», «Отменить результаты выборов!» (Томск).

По мере временного удаления от даты парламентских выборов и первых протестов тема «честных выборов» в акциях постепенно сходит на «нет».

Тему нечестных выборов со временем  замещает традиционная критика власти, которая, начиная с 4 февраля, занимает первое место по частоте использования, но уже почти не порождает креатива. Большинство из прозвучавших лозунгов были «активированы» еще в 2010-11 годах, и в исследуемый период практически остались без изменений. 

Акции 12 июня и 15 сентября 2012 года проходят под более абстрактными лозунгами. Митинговая активность 12 июня хоть и получает общее название «Прорыв к свободе», проходит под основным лозунгом отмены поправок в закон о митингах. К примеру, в Уфе в этот день перед Дворцом спорта развернуты флаги и лозунги с требованием «демократических перемен».

В ходе исследования предпринята попытка уточнить, какую роль играла местная специфика — не становились ли федеральные лозунги маскировкой, своего рода «псевдоморфозой» для актуализации сугубо региональной повестки.

Проведенный анализ лозунгов и призывов, звучавших на региональных акциях, позволяет сделать предположение, что местные требования (например, возращение льгот в Новосибирске или расследование аварии на Кольской в Мурманске и т.д.) не превалировали, а служили дополнением к «столичным» лозунгам. Сочетание этих повесток давало кумулятивный эффект и повышало численность участников. Если бы организаторы региональных мероприятий в повестку не добавляли местную «прикладную» специфику, число сторонников было бы меньше. В некоторых городах таким дополнительным стимулом для участия в акциях стало совпадение федеральных и региональных выборов (например, в Екатеринбурге, где 4 декабря состоялись выборы депутатов Законодательного Собрания на улицу вышли 10000 человек, в Санкт-Петербурге  — 7000, в Красноярске — 3000, в Вологде — 1000). Тем не менее, этот фактор сыграл роль далеко не во всех регионах. Например, нет сообщений об акциях протеста во Пскове, Самаре, Великом Новгороде, где в этот день тоже прошли выборы депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов.

По мере исчерпания темы выборов местной «прикладной» повестке придается все большее значение. Организаторы предпринимают попытки найти новые региональные темы, которые могли бы привлечь земляков. Например, в Барнауле поднимаются проблемы дорожного строительства и ЖКХ,  в Ульяновске было предложено бороться против создания военной базы, через которую будут перебрасывать грузы в Афганистан.

Исследование показало, что в регионах население в большей степени не готово выходить на улицу при отсутствии понятного и близкого им повода или проблемы, даже если акция носит яркий эмоциональный характер.

Волгоград: «24 ноября. …Я написал просьбу к организаторам митинга, в которой изложил то, что бы я хотел услышать для того, чтобы появиться на следующей встрече (если она планируется). Сегодня я, как участник митинга, так и не получил ответы на свои вопросы. Очень жаль. Уверен, что многие сегодня так и не поняли, зачем они пришли, т.к. не был озвучен план дальнейших действий. Была зачитана почти та же самая резолюция, которая была принята 10 декабря» (livejournal).

Важно отметить, что активные горожане не хотят участвовать в «революциях», они против столкновения с полицией. В ряде городов  участники акций сами пресекали провокации, не поддерживали националистические и экстремистские призывы.

В первую очередь пришедшие на митинги граждане хотели быть услышанными властью.

 Состав участников

Определенные изменения произошли в составе участников протестных акций в период с декабря 2011 года по сентябрь 2012 года. Во время первых акций 10 и 24 декабря 2011 года удельный вес молодежи в составе участников был значительно выше, чем весной и осенью 2012 года. На это обращают внимание сами участники, наблюдатели и журналисты практически во всех регионах.

Курск: «Это молодежь, которая поверила в демократию, из "партии Интернета", а не телевизора, и хочет жить в демократическом государстве». (ИА vRossii.ru).

Новосибирск: «Было также много студентов, которые собрались, договорившись в социальных сетях».  (Прокопьевск.ру).

Архангельск: «На улицы вышло много молодых людей, предположительно студентов». (Хибины.ru).

Ковров: «Неискушенному горожанину вообще показалось бы со стороны, что компания молодежи о чем-то своем тут договаривается — то ли куда пойти, то ли чем заняться». (Выбор 33 (vibor33.ru).

Волгоград:  «Здесь собрались более 500 человек. Причем 70% из них — молодежь от 17 до 35 лет… Большая часть той молодежи, которая уже работает, это качественно другая молодежь». (ИА Областные вести, Волгоград).

Значительные изменения претерпел состав участников последних двух акций исследуемого цикла — 12 июня и 15 сентября 2012 года.

Протестную площадку занимает партийный актив, который, в целом, поначалу был мало заметен на улице — в отличие от так называемой «несистемной оппозиции».

На митингах 12 июня «профессиональные» партийные лидеры становятся основными спикерами и в своих выступлениях возвращаются к традиционным партийным лозунгам, продолжают тиражировать тематику, которая была актуальна и востребована в начале протестной волны и не предлагают новых  волнующих обычных горожан тем. Так, 15 сентября партийная составляющая в ряде регионов становится единственным содержанием акций.

Возвращение к старым лозунгам и традиционная партийная риторика на митингах привели к существенным изменениям в составе митингующих: уходит молодежь, креативный класс, основными участниками становятся сторонники партий.

 

Акции протеста, прошедшие в рамках исследуемого периода, — новой протестной волны, затронули в основном Москву, Санкт-Петербург и несколько  десятков городов страны. Протест в российских регионах быстро пошел на спад и, даже на своем пике, не смог стать явлением общероссийского масштаба, подтвердив тезис о том, что новая протестная волна не оказала сколько-нибудь заметное влияние на общие количественные показатели акций в стране.

 

 

При проведении сравнительного анализа выступлений спикеров, лозунгов и причин выхода на различные протестные акции, можно выявить динамику изменения политической повестки в течение года.

Митинги 5 и 10 декабря 2011 года можно охарактеризовать как протест против «нарушений на прошедших выборах в Государственную Думу» с доминирующей «поствыборной повесткой» и радикальной риторикой. Основные лозунги 5 декабря: «У нас украли голоса!», «Мы за честные выборы!», «Россия будет свободной», «Один за всех и все за одного», «Не забудем — не простим». Основные лозунги 10 декабря: «Верните нам честные выборы!», «Мы здесь власть», «Единая Россия — партия жуликов и воров».

Последний митинг со значимым присутствием поствыборной тематики состоялся 24 декабря.

Уже на первых протестных акциях обозначилась большая разница между тематикой выступлений спикеров и основными лозунгами, звучащими со сцены. В дальнейшем эта разница сохранялась, усугубляясь тем фактом, что на протяжении прошедшего года лозунги изменились незначительно. Так, основными лозунгами шествия 15 декабря 2012 года заявлены «Долой диктатуру!», «Свободу политзаключенным» и «Досрочные перевыборы».

Фокус-группы, проведенные в рамках подготовки данного доклада, свидетельствуют о том, что основные лозунги оппозиции не находят большой поддержки у респондентов. Так, лозунг «Россия без Путина» воспринимается как излишне радикальный, к тому же респонденты (даже те из них, кто собираются в дальнейшем участвовать в акциях протеста) указывают на безальтернативность В.Путина на посту Президента страны. («Без Путина, тогда с кем?» (женщина, 46 лет, группа «активные участники протестов»)

Лозунг «Свободу политзаключенным» поддерживают из общегуманистических соображений, однако большинство не может однозначно сказать, есть ли вообще в стране политзаключенные.

Аналогичная ситуация с лозунгом «За честные выборы» — он воспринимается малореальным и слишком абстрактным, в то время как лозунг «Требуем перевыборы» — глупым и бесполезным («Перевыборы бы ничем от выборов не отличались» — женщина, 46 лет, группа «активные участники протестов», «Шило на мыло менять»  — женщина, 40 лет, группа «активные участники протестов» ).

Лозунг про «партию жуликов и воров», в свою очередь, в целом поддерживается, но не только применительно к какой-то конкретной партии, а ко всем политическим партиям вообще, демонстрируя в целом низкий уровень доверия к партийной системе.

В условиях статичности и непопулярности протестных лозунгов на протяжении года происходило постепенное изменение политических установок участников протеста, которое можно проследить благодаря социологическим опросам ВЦИОМ (опросы на митингах 24 декабря и 4 февраля) и «Левада-центра» (опросы на митингах 24 декабря, 4 февраля и 15 сентября).

Сравнивая результаты опросов ВЦИОМ на мероприятиях 24 декабря и 4 февраля, можно отметить, что по причине несогласия с итогами выборов 24.12 на митинг вышли 32% протестующих, однако 4 февраля их число сократилось до 23%. Одновременно с этим с 4% до 12% вырос уровень вышедших на митинги по причине недовольства лично В.Путиным, что было логично обусловлено самим фактом кампании по выборам Президента России. Количество вышедших по причине недовольства властью, политической системой, ситуацией в стране практически не изменилось (с 15% до 16%). Также почти не изменилось и число людей, вышедших против коррупции, лжи и беспредела (с 9% до 11%). А вот количество людей, посчитавших выход на митинг своим долгом, сократилось более чем в два раза — с 12% до 5%. При этом одновременно вырос уровень любопытствующих — с 5% до 8%.

На митинге 4 февраля ВЦИОМ зафиксировал, что изменилось число людей, раздумывающих о том, выходить ли на следующий митинг (снижение с 38% 24 декабря до 31%). Число тех, кто заявил, что точно пойдет на следующую акцию, как и прежде, составило более половины (рост в пределах статистической погрешности с 51% до 53%), однако число людей, кто выйдет в зависимости от обстоятельств, увеличилось с 8% до 12%.

Фокус-группы фиксируют, что после массовых митингов декабря 2011 года у людей снизилась мотивация к дальнейшему участию в политических акциях. Среди причин респонденты называют отсутствие видимого эффекта от участия в митингах, а также разочарование в лидерах оппозиции. Еще одной причиной снижения мотивации к дальнейшему участию в протестной активности стала постепенная «партизация» политических акций: «Стали делить по партиям, с флагами, кто под какими знаменами идет… Не увидела никакой сплоченности» (женщина, 41 год, группа «Активные участники протестов»). По мнению респондентов, первые акции были стихийными и люди шли на них добровольно, а после Нового года митинги превратились в организованные политические мероприятия.

Респонденты, участвовавшие в протестах, говорят как о спонтанном принятии решения об участии, так и заранее спланированном варианте участия, и в качестве мотивации участия обозначили такие моменты как влияние друзей, любопытство, партийная солидарность, потребность в традиционных (для старшего поколения) форматах общения. Однако все участники фокус-групп, выходившие на  акции, отмечают, наличие на митингах группы участников, чьей мотивацией является оплата. «Там студентов приглашали за деньги, по 300 рублей» (группа «активные участники протестов», жен, 46).

Митинги 5 и 10 марта стали попыткой формирования несистемной оппозицией новой политической повестки. Выступления спикеров носили разрозненный характер, упоминания о выборах практически сошли на «нет», причиной чего во многом стало восприятие выборов Президента России как значительно более чистых по сравнению с выборами в Госдуму.

«Марши миллионов» 12 июня и 15 сентября характерны радикализацией риторики, снижением представительства умеренных «гражданских» спикеров, увеличением числа националистов и левых активистов как на сцене, так и среди протестующих (по данным «Левада-центра», рост представителей националистических взглядов с 6% в декабре до 12% в сентябре, и левых взглядов с 30% до 41%). Увеличился удельный вес выступлений, посвященных «политическим заключенным» и критике правоохранительной и судебной системы.

Согласно социологическому опросу «Левада-центра», проведенному на «Марше миллионов» 15 сентября, изменились и причины выхода людей на митинг: 34% возмущены репрессиями в отношении лидеров оппозиции и участников протестов, 26% хотят добиться отставки В.Путина, 40% требуют начала политических реформ. На Марше 15 сентября впервые появляются требования судебной реформы (в приоритете у 44% протестующих), обеспечения социальной справедливости (33%), равенства всех перед законом (32%), национальной политики в защиту русских (20%), ограничения монополизма государства в экономике (12%). Требования честных выборов и отставки В.Путина считают приоритетными уже лишь 35% и 24% протестующих соответственно. При этом 14% митингующих готовы участвовать в радикальных акциях протеста с целью свержения власти, 57% — выходить на протестные митинги, 75% — участвовать в выборах.

 Спикеры протестных митингов

Начиная с митинга на Чистых прудах 5 декабря 2011 года, в течение исследуемого в докладе периода на акциях оппозиции выступали со сцены 62 человека. Большинство из них (39 человек) выступали лишь единожды, еще 7 человек выступали по 2 раза.

Наибольшее количество выступлений, четыре и более, принадлежит следующим персоналиям: Борис Немцов (7 выступлений), Сергей Удальцов (7 выступлений), Евгения Чирикова (6 выступлений), Григорий Явлинский (5 выступлений), Геннадий Гудков (5 выступлений), Владимир Рыжков (5 выступлений, в трех случаях из них был ведущим), Дмитрий Быков (5 выступлений), Ольга Романова (5 выступлений), Илья Яшин (4 выступления), Алексей Навальный (4 выступления), Гарри Каспаров (4 выступления). За исключением Григория Явлинского, который прекратил участвовать в акциях несистемной оппозиции после мартовских акций, остальных выступающих можно обозначить в качестве ключевых спикеров протестных акций на протяжении всего исследуемого периода.

Для того чтобы проанализировать содержание выступлений спикеров и выявить связанные с этим тенденции, экспертами фонда были расшифрованы записи речей, а затем получившийся текст обработан при помощи специализированного инструментария, позволяющего  подсчитать частоту встречаемости тех или иных слов или выражений в общем массиве текста. Выводы, полученные из данного анализа, представлены в этом разделе, а таблицы частоты упоминаемости слов и выражений различных выступающих — в советующем приложении данного доклада.

Исходя из содержания и характера выступлений, экспертами фонда была введена классификация основных выступающих по следующим тематическим группам:

 «Заводилы» (доминирование лозунгов в выступлениях):

  • Алексей Навальный
  • Сергей Удальцов
  • Константин Крылов

Критики В.Путина и «Единой России»:

  • Борис Немцов
  • Гарри Каспаров
  • Евгения Чирикова
  • Илья Яшин
  • Михаил Касьянов
  • Борис Акунин
  • Владимир Рыжков

Критики избирательного процесса:

  • Дмитрий Орешкин
  • Григорий Явлинский
  • Геннадий Гудков
  • Сергей Митрохин

Критики судебной и правоохранительной системы:

  • Ольга Романова
  • Анастасия Удальцова

Абстрактные выступающие без четкой привязки к каким-либо темам:

  • Дмитрий Быков
  • Леонид Парфенов
  • Виктор Шендерович
  • Артемий Троицкий

Выступления А.Навального носят наиболее «митинговый» характер среди всех спикеров и содержат в себе наибольшее количество лозунгов («Мы здесь власть», «Один за всех и все за одного», «Не забудем, не простим» и др.). Слова, содержащиеся в лозунгах, заняли большую часть рейтинга наиболее упоминаемых им слов. Содержание выступлений в данном случае отступает на второй план, однако ему удается установить эмоциональный контакт с участниками митингов, которые живо реагируют на те или иные лозунги с трибуны.

Участники фокус-групп при оценке спикеров протестных акций высказались в адрес А.Навального скорее нейтрально-негативно, отметив наличие у него в биографии темных пятен, отсутствие конкретики в действиях и четко продекларированных целей политического участия. Также некоторые респонденты заподозрили А.Навального в сотрудничестве с властью, что, по их мнению, подтверждается участием в совете директоров «Аэрофлота».

В выступлениях Б.Немцова регулярно упоминается тема «кражи голосов» на выборах, а ответственность за любые негативные явления перекладывается непосредственно на фигуру В.Путина. Целью же деятельности несистемной оппозиции Б.Немцов видит «свободную Россию». Наиболее часто встречаемые в его выступлениях фразы: «Россия будет свободной», «Россия без Путина», «украли у нас голоса», «жулики и воры». В целом, выступления Немцова можно считать типовыми.

Участниками фокус-групп Немцов воспринимается в качестве политика федерального уровня, которому не хватает должной харизмы и от которого уже «устал народ»,

Если проанализировать характер выступлений С.Удальцова, то можно обратить внимание, что среди упоминаемых им слов сложно обнаружить характерные идеологические маркеры. В своих выступлениях он старается придерживаться довольно общих фраз, обращенных к митингующим, стремясь соответствовать ожиданиям не только «левых» активистов, но и всех остальных участников митингов. Наиболее часто встречаемой фразой в выступлениях С.Удальцова является лозунг «Россия без Путина». У участников фокус-групп С.Удальцов вызывает противоречивые чувства. Большая часть респондентов негативно относится к его радикальным методам ведения политической борьбы, в то время как другая поддерживает его как единственного в оппозиции последовательного лидера, а также отмечает его идейность и принципиальность.

Риторика Е.Чириковой в целом похожа на риторику С.Удальцова. В ее выступлениях регулярно встречаются оскорбления в адрес политических оппонентов, а также слова благодарности за поддержку в адрес ее сторонников. При этом ее профильная экологическая тематика практически не встречается, полностью уступая место политическим лозунгам. Наиболее часто встречаемые фразы: «Без вас у меня ничего не получится», «Единая Россия» — партия жуликов и воров». Примечательно, что узнаваемость Е.Чириковой у участников фокус-групп является относительно низкой — лишь немногим она известна по защите Химкинского леса. Однако респонденты склонны оценивать результаты этой деятельности скорее негативно («Не добилась по лесу ничего», мужчина, 28 лет, группа «Активные участники протестов»). В выступлениях Г.Гудкова регулярно упоминаются выборы в Государственную Думу и вопрос справедливости распределения депутатских мандатов. Так, на «Марше миллионов» 15 сентября основной темой выступления стало лишение Гудкова депутатского мандата. Наиболее часто встречаемые фразы: «Мы за честные выборы», «Россия должна быть свободной».

Рекордсменом по количеству упоминаний В.Путина в своих выступлениях является Г.Каспаров. Большая часть его выступлений посвящена критике непосредственно Президента России. Самое часто используемое им выражение — «Россия без Путина». При этом сам Каспаров не воспринимается участниками фокус-групп в качестве политика, обладая высокой известностью только в качестве шахматиста.

На общем фоне выступающих выделяется О.Романова. Центральной темой ее выступлений традиционно является критика судебной и правоохранительной системы, а также защита прав заключенных. Среди 10 самых часто упоминаемых ею слов в выступлениях половина — это слова-маркеры по данным темам. Их концентрация является самой высокой в сравнении с выступлениями других спикеров, что выгодно отличает ее с содержательной точки зрения на фоне других ораторов.

Стоит отметить, что риторика каждого отдельно взятого спикера не сильно менялась от митинга к митингу, однако с течением времени менялся сам состав выступающих, что оказывало значительное влияние на общую повестку протестных акций. Так, можно констатировать, что митинг 24 декабря на проспекте Сахарова был последней акцией, на которой в большом количестве выступали не профессиональные политики, а различные представители культуры и шоу-бизнеса. Все последующие митинги, особенно начиная с «Маршей миллионов», были в гораздо большей степени идеологизированны, что вызвало отрицательные оценки со стороны значительного числа участников и привело к дальнейшему снижению численности акций.


 

Новая протестная волна в декабре 2011 года стала одной из ключевых тем в информационном пространстве. Медийно продолжилось резонансное обсуждения в Рунете темы нарушений на выборах в Государственную Думу 4 декабря 2011 года. На фоне относительно спокойной избирательной кампании в Госдуму, сообщения о нарушениях, опубликованные на видеохостингах, привлекли внимание той городской интернет-аудитории, которая до декабря не проявляла большого интереса к политике, однако в результате стала частью вышедших на митинги «За честные выборы».

В дальнейшем, хотя протестная активность снизилась и отошла на второй план, митинги несистемной оппозиции по-прежнему оставались (и в определенной степени, остаются по сей день) значимым информповодом как для средств массовой информации, так и для блогосферы.

В этой главе рассматривается то, как менялось внимание и отношение журналистов, блогеров и интернет-пользователей к протестным акциям, а также предлагаются некоторые выводы из наблюдаемых тенденций. Также данной теме посвящено несколько приложений, с которыми можно ознакомиться в конце доклада.

 Освещение акций протеста в традиционных и Интернет-СМИ

На момент начала протестной активности в декабре 2011 года главными информационными ресурсами протестного движения являлись блогосфера, интернет-издания и пул оппозиционно-настроенных СМИ — как печатных («Новая газета», New Times), так и электронных («Дождь», «Эхо Москвы»). На протяжении последних лет именно по этим каналам традиционно распространялась информация, связанная с деятельностью несистемной оппозиции. В то же время государственные и близкие к государству СМИ в предыдущие годы уделяли ей значительно меньше внимания.

Особенно ярко это проявлялось в информационной политике федеральных телеканалов. Массовые акции зимы 2011-12 гг., принципиально отличающиеся как в количественном, так и в качественном отношении от всех политических акций несистемной оппозиции предшествующих лет, ввели протесты в информационную повестку федерального телевидения. Это проявилось не только в том, что практически все протестные акции нашли свое отражение на ТВ, но и в том, что некоторые спикеры оппозиционных митингов (Удальцов, Яшин, Гудков и др.) стали регулярными гостями телевизионных ток-шоу, в том числе, идущих в прямом эфире.

В рамках исследования информационной активности СМИ был проведен анализ количества материалов об акциях протеста в различных СМИ. Ниже представлена сводная таблица из полученных данных, более подробные таблицы с числом публикаций по каждому проанализированному средству массовой информации представлены в соответствующем приложении данного доклада.

В категорию «Федеральная пресса» вошли газеты «Аргументы и факты», «Ведомости», «Известия», «Коммерсант», «Московский Комсомолец», «Комсомольская правда», «Независимая газета», «Российская газета». В категорию «Федеральные каналы» вошли «Первый канал», «Россия-1» и НТВ. В категорию «Радио» вошли «Эхо Москвы» и РСН. В категорию «Информационные агентства и Интернет-СМИ»: «Интерфакс», РИА «Новости», Regnum, ИТАР-ТАСС, РБК, Lenta.ru и Gazeta.ru. При подсчете суммировались как материалы, посвященные непосредственно акциям протеста, так и «фоновые» публикации, в которых упоминается митинг в контексте каких-то смежных событий. Разбивку по этим двум категориям можно посмотреть в соответствующем приложении доклада. В приведенных данных отсутствует статистика по телеканалам «Дождь» и «Россия-24», т.к. оба указанных СМИ вели практически on-line трансляцию акций протеста, и разделение этих форматов на отдельные «эпизоды» (публикации) авторам доклада представляется некорректным. 

Тип СМИ

Чистые пруды 5.12 Триумфальная 6.12

Болотная площадь 10.12

Проспект Сахарова 24.12

Болотная площадь 4.02

Пушкинская площадь 5.03

Новый Арбат 10.03

Марш миллионов 6.05

Марш миллионов 12.06

Марш миллионов 15.09

Федеральная пресса

22

80

125

79

49

45

27

40

39

Федеральные телеканалы

2

24

25

11

15

10

7

15

2

Радио

125

295

299

173

96

168

195

180

142

Агентства и Интернет-СМИ

337

920

801

568

402

473

613

506

294

Ниже представлен график динамики упоминания политических акций в различных типах СМИ:

Приведенный выше график наглядно показывает, что наибольший интерес средств массовой информации вызывали митинги «За честные выборы» 10 декабря на Болотной площади и 24 декабря на проспекте Сахарова. Ни одному из последующих митингов по совокупному количеству упоминаний в разных категориях СМИ не удалось побить этот рекорд. Стоит отметить, что митинг 10 декабря на Болотной площади стал первой за последнее десятилетие акцией несистемной оппозиции, которую широко освещали практически все ведущие СМИ России, включая федеральные телеканалы.

Существенное снижение упоминаемости протестных акций началось с митинга «За честные выборы» 4 февраля. Параллельно с этой акцией оппозиции проходил более многочисленный «Антиоранжевый митинг» на Поклонной горе, оттянувший на себя значительную долю внимания средств массовой информации. В результате большое количество публикаций в прессе и материалов в электронных СМИ выходили сразу про два митинга, лишив тем самым оппозицию доминирования в теме уличных политических акций.

Падение интереса СМИ к освещению акций протеста обусловлено все более рутинным характером митингов, отсутствием политического эффекта от них, а также тем, что их политическая повестка практически не менялась с течением времени. В декабре прошлого года массовые протесты воспринимались как абсолютно новое для современной России явление. Именно как новое явление протестные акции и волновали общественность и СМИ. Отсюда большое количество аналитических публикаций, в которых прогнозировалось влияние гражданской активности на дальнейшее развитие ситуации в стране, обсуждался выход на улицы «креативного класса», прогнозировалась реакция власти на требования митингующих и т.д. В контексте взаимоотношений власти и участников митингов обсуждались предложения по реформе политической системы, озвученные В.Путиным в ходе «прямой линии» 15 декабря и Д.Медведевым в Послании Федеральному Собранию 22 декабря. Немалое внимание СМИ уделили теме «переговоров власти и оппозиции», в качестве возможного посредника называя А. Кудрина, выступившего на проспекте Сахарова 24 декабря.

Для освещения акций протеста того периода времени характерен высокий эмоциональный фон. Не в последнюю очередь поддержанию этого фона способствовали первые лица государства. Так, все без исключения СМИ осветили высказывания В.Путина по поводу митинга на Болотной площади, прозвучавшие в ходе «прямой линии».

Высокая эмоциональность публикаций о первых митингах «За честные выборы» отчасти связана и с тем фактом, что значительное число редакций информационных порталов Рунета (Lenta.ru, Gazeta.ru) и деловых газет (Коммерсант, «РБК Daily») не скрывали своих симпатий к протестному движению. Журналисты этих изданий зачастую принимали участие в митингах не в качестве корреспондентов, но в качестве рядовых участников, а порой и в качестве выступающих со сцены. В частности, на митингах выступали бывший сотрудник «Коммерсанта» Олег Кашин и шеф-редактор компании «Рамблер-Афиша» Юрий Сапрыкин.

Начиная с марта 2012 года политические акции вне зависимости от их названия — будь то митинги «За честные выборы» или «Марши миллионов» — постепенно перестают восприниматься как некое уникальное явление, превращаясь в привычное, во многом рядовое событие. Уже после митинга на Новом Арбате 10 марта, резко потерявшего численность по сравнению с зимними акциями, в СМИ звучат рассуждения о спаде протестных настроений, исчерпании потенциала митингов в их нынешнем формате, неумении организаторов конвертировать гражданскую активность в какой-либо политический результат.

Всплески упоминаемости, характерные для некоторых акций поствыборного периода, обусловлены не самим фактом проведения или ходом митинга, а, как показывают исследования контента СМИ, некими происходящими параллельно процессами, или же негативными событиями, случившимися непосредственно в ходе акции протеста. Так, основным информационным фоном, сопровождавшим акцию на Новом Арбате, стало появление информации о возможности изменения закона о митингах и сообщения, касающиеся доклада заместителя мэра Москвы П.Бирюкова о сложностях, которые создают акции протеста для служб городского хозяйства.

Информагентства и интернет-СМИ очень подробно осветили «Марш миллионов» 6 мая, на котором произошли беспорядки, именно в привязке к столкновениям между митингующими и полицией.

На период подготовки и проведения «Марша миллионов» 12 июня пришлись обыски у лидеров несистемной оппозиции и вызовы их на допрос в рамках т.н. «болотного дела», а также принятие закона, ужесточающего ответственность за нарушения правил организации и участия в митингах (в ряде сообщений СМИ принятие и подписание данного закона напрямую увязывалось с «Маршем миллионов», поэтому такие сообщения включались в нашу статистику). Вышеупомянутые события послужили причиной того, что у акции 12 июня зафиксированы относительно высокие показатели упоминаемости, несмотря на слабый интерес СМИ непосредственно к ходу митинга.

«Марш миллионов», состоявшийся 15 сентября, не сопровождали сколько-нибудь значимые общественно-политические события, которые могли бы послужить информационным фоном. Лишение Г.Гудкова депутатского мандата увязывалось с проведением митинга в редких случаях. Поэтому показатели упоминаемости данной акции протеста отражают «чистый» интерес СМИ к протестным митингам на сегодняшний день.

Как видно из статистики, упоминаемость осеннего «Марша миллионов» в большинстве СМИ либо меньше, либо сопоставима с упоминаемостью самых первых, еще не массовых, митингов на Чистых прудах и Триумфальной. (Стоит отметить, что в печатных СМИ в общей сложности еще меньше упоминаний, чем акция 15 сентября, собрал «Марш миллионов» 6 мая. Это объясняется тем, что на начало мая пришлись праздничные дни, когда газеты не выходили в печать).

Исходя из этих данных, можно констатировать, что уровень интереса СМИ к протестным акциям снизился до показателей самых первых чисел декабря 2011 года. Но если тогда последующая динамика упоминаемости пошла резко вверх, то сейчас она достигла минимума. Массовые митинги, которые год назад были в центре политической повестки дня, сегодня таковыми не являются, отойдя в сообщениях СМИ на второй или даже на третий план.

Роль блогосферы и социальных сетей в протестном движении

Митинги «За честные выборы» в декабре 2011 года стали первыми массовыми политическими акциями в России, в появлении которых значительную роль сыграли социальные сети. Для организаторов митингов Facebook, Twitter и «Вконтакте» выполняли одновременно мобилизационные и информационные функции, обладая сравнимым, а порой даже большим значением, нежели пул традиционных и электронных СМИ.

Социальные сети как фактор мобилизации

Основную мобилизационную функцию в декабре 2011 года выполняли сообщества-«события» в Facebook и «Вконтакте», в которых пользователи социальных сетей могли заявить о своем намерении принять участие в митинге, а также получить информацию о месте, времени и формате его проведения. Базовой социальной сетью для мобилизации сторонников оппозиции стал Facebook, а «Вконтакте» использовался как дополнительный инструмент с целью расширения охвата потенциальной аудитории. Создателями и модераторами сообществ выступили журналисты Openspace.ru Илья Клишин и Роман Федосеев.

Стоит отметить, что подобные сообщества под митинги создавались и раньше, однако до декабря 2011 года численность записавшихся на то или иное политическое мероприятие никогда не превышала 2-3 тысяч человек. При этом на митинг 10 декабря на Болотной площади в Facebook записались более 35 тысяч человек, а в «Вконтакте» — около 20 тысяч.

Пик активности в социальных сетях пришелся на митинг 24 декабря на проспекте Сахарова. В социальной сети Facebook на него записались более 50 тысяч человек, что стало абсолютным рекордом. Однако уже следующая акция 4 февраля на Болотной площади обозначила существенное падение численности людей, объявляющих о своем участии в митингах в соцсетях —  в Facebook на нее записались 28 тысяч, а «Вконтакте» менее 10 тыс. человек.

Начиная с марта, эта тенденция стала еще более отчетливой. Ни одна протестная акция после президентских выборов 4 марта 2012 года не набрала более 10 тысяч участников в Facebook. 5 марта на митинг на Пушкинской площади записались 8500 человек, а на последний «Марш миллионов» 15 сентября всего лишь 3200. Это в 15 раз меньше количества заявленных участников митинга на проспекте Сахарова.

Данная тенденция привела к тому, что уже с 5 марта координаторы протестной интернет-активности фактически отказались от использования соцсети «Вконтакте» для мобилизации сторонников. Вместо создания одноразовых групп-«событий», приуроченных к конкретному митингу, стала использоваться одна и та же группа-сообщество (http://vk.com/wake_up_russia), которую переименовывали от митинга к митингу, сохраняя тем самым видимость стабильной численности участников протестных акций.

На графике ниже отражена динамика численности сообществ в социальных сетях, приуроченных к наиболее крупным протестным акциям последнего года. Начиная с митинга 5 марта, соцсеть «Вконтакте» не рассматривается.

На данном графике видно, что снижение численности участников митинговых сообществ в соцсетях шло опережающим темпом по сравнению со снижением численности самих митингов. Таким образом, можно утверждать, что с весны 2012 года место социальных сетей вновь заняли традиционные инструменты мобилизации — партийные, организационные, медийные, а порой, по словам самих организаторов митингов, и финансовые. Эта тенденция нашла отражение в том числе в составе митингующих, что видно из исследований социологических служб. «Рассерженных горожан» на последних митингах стало меньше, а представителей различных радикальных политических течений, а также людей среднего возраста — больше.

 Портрет протестующих в социальных сетях

Существующие инструменты анализа позволяют нам составить портрет тех людей, которые приняли решение вступить в сообщества митингов в социальных сетях. Исследование на эту тему в январе 2012 года было проведено компанией BasiliskLab, которая проанализировала активные профили в группах митинга «За честные выборы» на проспекте Сахарова в социальных сетях Facebook и «Вконтакте». Полученные BasiliskLab данные используются в докладе с разрешения руководства компании. Полностью «портрет протестующих» представлен в соответствующем приложении доклада.

Исходя из проанализированных данных, «усредненный» участник сообщества выглядит следующим образом:

  • Мужчина, холост;
  • Возраст 23-26 лет;
  • Является студентом или выпускником престижного московского ВУЗа;
  • Приехал учиться в Москву из другого города;
  • Придерживается либеральных политических взглядов;
  • Слабо религиозен.

Эти данные позволяют утверждать, что основу участников протестных сообществ в социальных сетях составили молодые люди, которые в силу возраста пока еще не сумели реализовать свои амбиции как в карьере, так и в семейной жизни.

По социально-демографическим критериям эти люди представляют собой значительную часть «креативного класса», который обеспечил массовость первых митингов «За честные выборы», однако уже с марта 2012 года практически перестал участвовать в акциях протеста. Тот факт, что эта тенденция коррелирует с резким падением численности сообществ митингов в социальных сетях, позволяет предположить, что именно социальные сети, а не традиционные СМИ, стали тем инструментом, который обеспечил выход «креативного класса» на улицы в декабре 2011 года.

 Агитация в соцсетях

В декабре 2011 года практически сразу после первых крупных митингов был запущен «официальный» протестный аккаунт в Twitter @WakeUpR. Через него впоследствии активно распространялись агитационные и информационные материалы, приуроченные к различным протестным акциям. Основными авторами @WakeUpR являются журналисты Илья Клишин (Openspace.ru) и Илья Файбисович (Snob.ru). В настоящее время у этого аккаунта более 36 тысяч подписчиков.

Аналогичное «официальное» протестное сообщество было запущено и в социальной сети Facebook: http://www.facebook.com/moscow.comes.back. На его платформе проводились опросы аудитории по различным темам, связанным с протестной активностью (в частности, определялись спикеры митинга на проспекте Сахарова), а также осуществлялось информирование протестного «ядра» о новых акциях. Помимо этого на базе сообщества готовилась и распространялась графическая агитационная продукция, которую призывали распространять не только в социальных сетях и блогах, но и офлайн.

Стоит отметить, что практически весь рост количества подписчиков официального аккаунта митингов в Twitter и сообщества в Facebook пришелся на период декабря-марта 2011-2012 гг. Начиная с весны 2012 года, рост количества читателей данных аккаунтов сильно замедлился. За последние 3 месяца количество подписчиков @WakeUpR выросло всего лишь на 3 тысячи человек.

Анализируя причины резкого падения численности сообществ митингов в социальных сетях, можно предположить, что именно слабость агитационного направления привела к подобному результату. Несистемной оппозиции не удалось навязать широкому кругу интернет-пользователей свою политическую повестку, причиной чего, отчасти, стала невнятность и излишняя радикальность политической платформы оппозиции. Лидеры протеста, в свою очередь, довольно быстро потеряли свою новизну и не стали объединяющими фигурами для городского «креативного класса». В этих условиях, к марту 2012 года у людей, не относящихся к сравнительно узкой прослойке политических активистов, не осталось стимулов принимать участие в уличных акциях.

На текущий момент можно констатировать, что основная функция крупных протестных ресурсов в социальных сетях сменилась с агитационно-мобилизационной на информационно-пропагандистскую. В условиях общего снижения протестной активности, задачей сетевых координаторов стало поддержание минимально требуемой сетевой активности у «ядра» политических активистов.

Обсуждение митингов в блогосфере

Если социальные сети и Twitter на протяжении последнего года являлись основными мобилизационными и агитационными инструментами, то «большие» блоги традиционно выступали в качестве площадок ведения дискуссий. Для измерения интенсивности этих дискуссий в Рунете можно прибегнуть к инструменту «Пульс блогосферы» компании «Яндекс», который измеряет упоминаемость заданных ключевых слов в системе «Яндекс.Блоги».

Резкий всплеск дискуссий на тему митингов отчетливо заметен на протяжении декабря 2011 года — в этот период акциям протеста было посвящено более 1% всех сообщений в блогах, что является крайне высоким показателем для российской блогосферы. В январе 2012 года следует некоторое снижение интенсивности дискуссий, однако в феврале можно наблюдать повторный, правда, уже более слабый, всплеск интереса, причиной которого стали на этот раз как оппозиционные, так и «провластные» митинги (в частности, акция на Поклонной горе).

 

 

После президентских выборов 4 марта 2012 года можно наблюдать резкий спад в интенсивности упоминаний слова «митинг» при относительно слабом упоминании нового бренда протестной активности «Марш миллионов».

Аналогичную картину можно наблюдать и с упоминаемостью в блогосфере А.Навального и С.Удальцова. В случае Навального заметен резкий всплеск интереса к нему в декабре-марте 2011-12 гг., затем интерес к нему резко снижается (исключение — события 6 мая на Болотной площади). В свою очередь обсуждение в блогах персоны Удальцова активизируется только с марта 2012 года (столкновение с полицией в Пушкинском сквере), а последующие всплески обсуждений полностью коррелируют с проведением «Маршей миллионов» 6 мая, 12 июня и 15 сентября.

 

Стоит отметить, что эти данные практически полностью совпадают с графиками запросов в поисковых сетях по аналогичным ключевым словам («митинг», «Марш миллионов», «Навальный», «Удальцов»), что говорит о схожем поведении как активных пользователей блогосферы, так и простых пользователей Рунета. Подробный анализ поисковых запросов пользователей Рунета по протестным темам можно найти в соответствующем приложении доклада.

 Статистика запросов по слову «митинг» (красный график — «Яндекс», синий — Google):

Динамика поисковых запросов по протестным акциям свидетельствует о том, что интерес пользователей Рунета к протестной активности неуклонно снижается, и в ближайшие месяцы, при продолжении существующей тенденции, вернется к своему уровню полуторагодичной давности. В то же время основные оппозиционные акции, в частности «Марши миллионов», продолжают создавать всплески интереса у интернет-пользователей, но эти всплески в разы меньше по своим масштабам по сравнению с митингами декабря 2011 года.

Что же касается интереса пользователей Рунета к лидерам протестного движения, то можно обозначить следующую тенденцию: если по итогам зимних митингов «За честные выборы» 2011-12 года люди в большей степени интересовались фигурой А.Навального, то начиная с мартовских акций протеста, их стал интересовать С.Удальцов. Это можно объяснить как общей радикализацией действий и риторики оппозиционеров, так и тем, что именно Удальцов выступает в качестве основного организатора «Маршей миллионов», пришедших на смену митингам «За честные выборы».

К настоящему времени все исследуемые показатели, как в части интенсивности обсуждений в блогосфере, так и в части интереса аудитории к протестам в поисковых сетях, вернулись к тем значениям, которые были до начала декабря 2011 года и массовых акций протеста. Таким образом, можно утверждать, что после периода самой высокой в истории Рунета политической активизации, вызванной многотысячными митингами оппозиции в Москве, российский сегмент Сети вновь возвращается к своему нормальному «допротестному» состоянию.

 

В то же время есть основания предполагать, что после масштабного тестирования на практике инструментов политической мобилизации и агитации в социальных сетях, этот инструментарий уже стал неотъемлемой частью политической и политтехнологической жизни России. К началу избирательного цикла 2016-18 годов его значение может стать существенно не только в Москве, но и в масштабах всей страны.

 

 

Настоящий раздел посвящен итогам исследований протестных настроений, проведенных за последний год ведущими российскими социологическими центрами: ФОМ, ВЦИОМ и «Левада-центр». Для сравнения взяты базовые критерии, характеризующие уровень протестных настроений:

  • готовность/неготовность личного участия в протестных акциях,
  • оценка вероятности протестных акций,
  • уровень поддержки протестных акций.

Исследования социологических центров, использованные в докладе.

 

Название исследования

Краткое описание

ФОМ

Опрос «ФОМнибус». Уровень протестных настроений.

 

«ФОМнибус» — еженедельный репрезентативный опрос населения старше 18 лет, опрашиваются жители 100 городских и сельских населенных пунктов 43 субъектов РФ. Выборка — 1500 респондентов. Интервью по месту жительства респондентов. Статистическая погрешность не превышает 3,6%. В докладе использованы данные опросов за период с декабря 2011 по октябрь 2012 года.

ВЦИОМ

Опрос "Экспресс". Протестный потенциал.

«Экспресс» — еженедельный опрос омнибусного типа, репрезентирует взрослое население России. Вопросы, измеряющие уровень «протестного потенциала» задаются один раз в месяц. В опросе принимают участие 1600 человек в 153 населенных пунктах в 46 областях, краях и республиках России. Статистическая погрешность не превышает 3,4%. В докладе использованы данные опросов за период с декабря 2011 по октябрь 2012 года.

«Левада-центр»

Опрос «Протестные настроения россиян».

Опрос «Протестные настроения россиян» проводится по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения среди 1601 человека в возрасте 18 лет и старше в  130 населенных пунктах 45 регионов страны. Статистическая погрешность данных этих исследований не превышает 3,4%. В докладе использованы данные опросов за период с декабря 2011 по октябрь 2012 года.

 

Помимо этого в данном разделе рассматривается уровень доверия к лидерам оппозиции, сравнительная динамика показателей известности, тенденции изменения симпатий и антипатий к ключевым оппозиционным фигурам за период с февраля по сентябрь 2012 года. Далее приводятся  характеристики лидеров оппозиции, высказанные  участниками  фокус-групп, проведенных ВЦИОМ среди москвичей. 

Несмотря на некоторое различие в относительных значениях, все три социологические службы зафиксировали снижение показателя личной готовности принять участие в акциях протеста: по данным ФОМ с  с декабря 2011 по октябрь 2012 года готовность лично принять участие в митингах протеста снизилась на 7% (с 17% до 10%). По данным ВЦИОМ на 5% — с 23% до 18%, на 4% по данным «Левада-центра» — с 19% до 15%[6].

 

Также наблюдалось  увеличение доли не готовых принимать личное участие в акциях протеста[7]. По итогам опросов ВЦИОМ, доля тех, кто не готов лично принять участие в уличных протестах за период с декабря 2011 по октябрь 2012 года  возросла на 8% (с 69% до 77%). Итоги исследований ФОМ также показывали увеличение процента не готовых принять личное участие в протестных митингах. Относительный показатель увеличился на 7 процентов: с 74% до 81%. Согласно аналогичным опросам «Левада-центра», количество людей, не готовых принимать участие в массовых акциях протеста, выросло на 4% (с 74% до 78%).

 

Несмотря на некоторую разницу в формулировках вопросов и ответов у ФОМ и ВЦИОМ, схожую динамику можно наблюдать и по критерию вероятности протестных акций[8]. По итогам опросов ФОМ, вероятность протестных акций[9] за период с декабря 2011 года по  октябрь 2012 года снизилась на 9% —  с 30% до 21%.

Согласно опросам ВЦИОМ, вероятность протестных акций за аналогичный период  снизилась на 4%. Год назад вероятность протестных акций оценивали как «вполне возможные» 8% опрошенных, на сегодняшний день данной точки зрения придерживаются лишь 4%.

Согласно опросам «Левада-центра», доля поддерживающих акции протеста за последний год упала в полтора раза. В октябре 2012 года акции протеста поддерживали  30%, но участвовать в них  были готовы в сумме не более 15%. Ранее, в декабре 2011 года, акции протеста в сумме поддерживали гораздо больше россиян — 44% (доля готовых принять участие составляла в сумме 19%). Суммарное количество опрошенных, не поддерживавших акции протеста увеличилось с 41% в декабре 2011 года до 53% в октябре 2012 года.

 

ПОДДЕРЖИВАЕТЕ ЛИ ВЫ ПРОХОДЯЩИЕ НАЧИНАЯ С ДЕКАБРЯ ПРОШЛОГО ГОДА МАССОВЫЕ АКЦИИ ПРОТЕСТА ("ЗА ЧЕСТНЫЕ ВЫБОРЫ", "МАРШ МИЛЛИОНОВ" И Т.П.)?

 

дек.11

фев.12

апр.12

июн.12

авг.12

окт.12

Определенно поддерживаю, скорее поддерживаю

44

38

37

37

33

30

Скорее не поддерживаю, совершенно не поддерживаю

41

45

46

44

53

53

Затрудняюсь ответить

15

18

15

19

14

17

Данные «Левада-центр»

В рамках всероссийского опроса, опубликованного ВЦИОМ 12 июля 2012 г., респонденты затруднились выделить для себя наиболее уважаемых лидеров оппозиции: значительная часть опрошенных либо не знает их (28%), либо затрудняется назвать тех, кому симпатизирует (32%). Немало и таких, кто не испытывает уважения ни к одному из активистов оппозиционного движения (27%). 

 

Кто из лидеров оппозиции вызывает у вас наибольшее уважение, симпатию? (открытый вопрос, любое число ответов)

 

 

Все опрошенные, всероссийский опрос (30 июня — 1 июля 2012 г)

 
 

Зюганов, коммунисты

4

 

Жириновский

2

 

Миронов

2

 

Навальный

2

 

Собчак

2

 

Удальцов

2

 

Немцов

1

 

Прохоров

1

 

Явлинский

1

 

Яшин

1

 

Другое

1

 

Никто

27

 

Не знаю никаких лидеров оппозиции

28

 

Затрудняюсь ответить

32

 

Согласно итогам  исследования, опубликованного ВЦИОМ 24 сентября 2012 г., уличная активность привела к росту узнаваемости ряда участвующих в ней оппозиционных лидеров: А. Навального (в феврале он был в той или иной мере известен 29%, в сентябре — 48%), Г. Гудкова (с 21% до 60%), С. Удальцова (с 13 до 39%), Е. Чириковой (с 12% до 20%), И. Пономарева (с 14% до 23%).  Однако лидеры протестного движения наиболее известны преимущественно в кругу столичных жителей. Так, в Москве и Санкт-Петербурге А. Навальный хорошо известен 40% респондентов,  С. Удальцов — 33%, в то время как в остальных населенных пунктах о них знают не более 13%-15%.

В тоже время, с ростом известности лидеров оппозиции усиливается негативное мнение о них. Так, за период с февраля по сентябрь доля тех, кто отрицательно относится к А. Навальному, выросла с 31% до 43%, к Г. Гудкову — с 29% до 43%, к С. Удальцову — с 26% до 42%, к И. Пономареву — с 28% до 40%, к Е. Чириковой — с 24% до 39%. При этом доля симпатизирующих им остается прежней. Исключение составляет только С. Удальцов (рост положительных оценок с 18% до 27%) и, отчасти, Е.Чирикова (с 22% до 28% соответственно). 

Весьма любопытным являются итоги проведенных ВЦИОМ фокус-групп среди жителей г.Москвы. 

Ниже приведены наиболее характерные высказывания респондентов о лидерах протеста.

 

Лидеры оппозиции

Оценки лидеров оппозиции участниками

Алексей Навальный

 

 

Преобладает нейтральное или нейтрально-негативное отношение респондентов в силу наличия темных пятен в биографии, скандальности, отсутствия конкретики в действиях и четко продекларированных целей политического участия.

«Нейтральное. Негативного про него вроде бы не скажешь ничего, он предлагает понятия из космоса. Справедливую власть, но не предлагает решений конкретных, говорит честные выборы, но не предлагает путей решения.

«Мне кажется, шума много создают, а дела-то никакого. Скандальный.

«Для меня Навальный не особо котируется, потому что он в совете директоров Аэрофлота, такой товарищ себе на уме.

«…какая-то скользкость в человеке».

Большинство респондентов считают его недостаточно зрелым и опытным для политической  борьбы.

«Еще молодой, не сформировавшийся.

«Я считаю,  ему опереться не на что».

Отсутствие лидерских качеств и подозрения в сотрудничестве с властью также снижает его политический вес

«Клоун, оплаченный властью».

Единственной позитивной характеристикой Навального в глазах респондентов является его статус застрельщика антикоррупционной кампании и протестного движения в стране; в большей степени такая точка зрения характерна для молодежи.

«Мне он очень импонирует. Тем, что он одним из первых вскрыл эти вот нарывы, поднял, и люди очень многие узнали это благодаря  ему, я считаю».

 

Дмитрий Быков

 

 

Части опрошенных неизвестен. Большинством знакомых с его деятельностью воспринимается как творческая талантливая личность, но не как лидер оппозиции, способный на конкретные действия.

«Мне очень нравится то, что он пишет, но я его не вижу в политических силах страны.

«Я  его, как лидера  не вижу. Это вот такие лидеры интернетовские, который написал статью, выдвинул тезисы. Лидер, он должен головой в стенку».

В отдельных случаях отмечалась национальная принадлежность как фактор снижения доверия

«Вы знаете, был бы Быков по фамилии Петров, он бы я думаю далеко бы пошел».

 

Гарри Каспаров

 

 

Каспаров известен практически всем респондентам только как выдающийся шахматист; в качестве лидера оппозиции не известен и не воспринимается.

«Слышал, что у него был конфликт с Путиным, но не знаю, может ли он возглавить оппозицию».

«Пусть занимается своим делом. Учит детей в шахматы играть».

Видя в нем только представителя спортивной элиты, люди не предполагают возможности поддержки созданных им структур со стороны политического сообщества

«Ну, он один. Ничто за ним не стоит».

Дополнительным фактором его негативного восприятия в качестве оппозиционной фигуры является информация о незаконных действиях в сфере партийного строительства.

«Я видела репортаж по телевизору, там вскрылось такое, что он набрал себе партию за деньги, и кто сейчас к нему будет серьезно относиться».

 

Ксения Собчак

 

 

Известна всем опрошенным, как лидер оппозиции не воспринимается категорически, поскольку любая публичная деятельность данной персоны воспринимается как самопиар.

«Мне кажется, что хуже, чем Собчак в оппозиции никого быть не может. Она собственно кто такая от рождения, она дочка лучшего друга Путина».

«Она рупор. Типа Жириновского. Рот  открывает. Ей написали текст, она читает.  Развлекается просто».

Дополнительным негативным фактором служит ее социальное происхождение и предыдущий опыт медийной работы в развлекательном жанре, несовместимый со статусом политического или социального лидера. 

«У Черномырдина был "Наш дом Россия", а у нее "Наш Дом2 Россия"».

«Она вызывает раздражение».

Илья Яшин

 

 

Крайне слабо известен респондентам, в силу чего подавляющее большинство опрошенных затрудняются в его характеристике.

«Он какой-то ни рыба, ни мясо».

В силу слабой известности респонденты склонны самостоятельно конструировать причины его прихода в политику (например, личные корыстные мотивы)

«Первое — он был на Селигере. В общем, говоря, где миллиарды, где миллионы, такой же рвач».

 

Евгения Чирикова

 

 

Достаточно слабо известна респондентам, преимущественно в контексте деятельности по защите Химкинского леса. В качестве эффективного лидера не воспринимается в силу ряда причин:

- отсутствует конкретный результат работы;

«Не добилась по лесу ничего».

- локальные масштабы работы;

«Да, Химкинский лес и не больше. Глобально нет у нее мышления».

- отказ населения воспринимать женщину в качестве  лидера оппозиции;

«Не знаю, может ли вообще женщина быть лидером». 

- скандальная известность в сочетании с активным лоббированием собственных интересов, что несовместимо с имиджем лидера оппозиции;

«Человек, который работает только на себя и на свое окружение. Да, она человек, который может быть лидером, но она преследует только собственные цели».

«Скандалистка, она просто отрабатывает чьи-то деньги».

- отсутствие лидерских качеств.

«Слабовата абсолютно. Мне кажется,  она вообще случайно попала. Решила по мелочи побороться за Химкинский лес. И волна пошла, пошла, и привела практически во власть».

 

Борис Немцов

 

 

Хорошо известен респондентам как политик федерального уровня в силу медийности и опыта предыдущей работы.

«Он обладает определенным опытом и связями. У него определенный потенциал есть».

Однако, в качестве лидера оппозиции не воспринимается по ряду причин:

- отсутствие харизматичности и лидерских качеств;

«Он конечно не лидер. У него нет масштаба Путина, нет такой харизмы».

- восприятие массами персоны Немцова как отработанной политической фигуры;

«Его время прошло, и ничего он не смог сделать при Ельцине. Ему нужно было тогда уйти сразу от Ельцина. Тогда бы он себя раскрыл».

«От него народ устал. Он честный хороший человек, но не реализованный».

- имидж неуспешного скандального политика, борющегося за собственные интересы;

«Как говорил Ленин, политическая проститутка».

«Да  какой он лидер? Вообще он плохой, и губернатор был неважный. Его сняли. У него какой-то тихий интерес».

 

Борис Акунин

 

 

Хорошо известен респондентам как популярный писатель, пользуется уважением как  профессионал, однако, в качестве оппозиционного лидера категорически не воспринимается

Дополнительным фактором негативного восприятия в качестве оппозиционного лидера является национальность.

«Тем более грузин не может быть российским лидером. Мне кажется, его серьезно воспринимать не надо».

 

Эдуард Лимонов

 

 

Части опрошенных он известен только как писатель, и в качестве лидера оппозиции не воспринимается.

Другой части опрошенных (преимущественно из числа участников протеста) известен как общественный деятель, хороший оратор, идейный человек, однако как эффективный лидер также не рассматривается в силу ряда причин:

- несерьезный, искусственно сконструированный имидж;

«Оппозицию он вообще не может возглавить. Его никто не воспринимает нормально и серьезно».

«Выскочка. Нахватался чего-то. Ничего из себя не представляет». 

- восприятие его в качестве человека прошедшей эпохи;

«Его время ушло. Раньше, наверное,  мог».

- восприятие его как непредсказуемой скандальной фигуры, неспособной к компромиссам и эффективному взаимодействию.

«Много обид было, что его протестное движение перехватили. Поэтому его сейчас не видно, потому что он с остальными не хочет в одной толпе идти, договариваться ни с кем он тоже не хочет, но политика — это, в любом случае,  нужно договариваться. А он чересчур какой-то упертый».

Дополнительным фактором негативного восприятия данной фигуры является его предполагаемая продажность.

«Тут противоречие было очень сильное, он эмигрировал в Америку, потом вернулся, стал ярым коммунякой. Столько противоречий в нем. У этого человека кстати настоящая украинская фамилия: Савенко. В отношении Украины тоже отрабатывал деньги».

Факторами, способствующими формированию симпатий к нему являются его личная одаренность, образ гонимого властью стойкого оппозиционера.

«У него все конфисковали кроме печатной машинки и табуретки. Но его очень сильно задавили».

«Каждый раз 31 числа он выходит на этот митинг. За это можно его уважать».

 

Леонид Парфенов

 

 

Хорошо известен всем опрошенным в качестве талантливого телеведущего, интеллектуала.

«Очень талантливый журналист, вот эти исторические циклы, он умница».

«Он может хорошие передачи создать. Откровенный».

Воспринимается в целом позитивно, однако, в качестве лидера оппозиции не рассматривается. 

«Но не место ему там. В оппозиции. Он не такой человек. Он к Быкову ближе».

«Дальше телевидения ему делать нечего. Он слабоват, мне кажется, не потянет». 

В отдельных случаях имидж журналиста препятствует формированию доверия к нему как к политическому лидеру

«Я ему не особо доверяю. Он телеведущий, привык обманывать. Как на телевидении, так же может врать и людям».

 

Сергей Удальцов

 

 

Удальцов практически неизвестен молодежи, а также группе респондентов, пока не принимавших участия в митингах, но достаточно хорошо известен опрошенным среднего и старшего возраста благодаря скандальной репутации, агрессивности, радикальности.

«Это человек какой-то нехороший, скорее близко к нацизму, я его не знаю, но, судя по постоянным задержаниям, в какие-то истории попадает вечно. Он слишком перегибает палку, он действует полностью незаконными методами».

«Он агрессор. Он действительно призывает людей проявить агрессивную силу и подавить».

«… юношеский максимализм».

При этом часть данной группы воспринимает его как эффективного на данном этапе эпатажного лидера, работающего на продвижение идеи протеста любыми способами и потому жизнеспособного и перспективного.

«Этот хоть какую-то движуху наводит. Он конкретные вещи показывает. И борется, и страдает. Свои идеи выдвигает. Хоть стремится к чему-то,  доказывает.

«Он идейный, хороший, честный».

«Это личность. Остальные разбежались. А этот пытается стоять. Его сбивают с ног, а он опять  встает».

«Это его жизнь. Он не проплачен. И это не временно. Он и дальше будет. Так и рождаются лидеры».

Другая часть опрошенных воспринимает его как комический персонаж, малограмотный, неспособный к целеполаганию и даже потенциально опасный.

«Сидящий за всю оппозицию».

«Мне кажется, он каких-то анархических настроений придерживается, очень опасно, чтобы он был лидером. Вооруженное восстание будет какое-нибудь».

Дмитрий Гудков

 

 

Респондентам известна фамилия, но практически неизвестны достижения и направления деятельности данного политика. В целом восприятие нейтральное, однако, по оценкам респондентов на уровень федерального лидера претендовать не сможет в силу отсутствия лидерских качеств, политической и социальной поддержки, молодости, размытости политических ориентаций и скандальности.

«У него фамилия в какой-то мере оправданная: гудок — гудеть».

«Слишком скандальный сам по себе».

«Слишком молодой, не потянет».

Размытость образа провоцирует у респондентов предположения о его продажности и активной наработке социального капитала как главных мотивах деятельности.

«Где-то ему не отстегнули наверное».

 

Владимир Рыжков

 

 

Респондентам известна фамилия, но практически неизвестны достижения и направления деятельности данного политика. В целом восприятие нейтрально-позитивное, однако, по оценкам респондентов на уровень федерального лидера претендовать не сможет в силу отсутствия политической и социальной поддержки, излишней эмоциональности.

«Он молодой, грамотный парень, образованный. Слишком много амбиций и эмоций».

«Он не потянет, чтобы быть каким-то центральным звеном, он просто должен идти где-то рядышком».

 



 

Конец зимы — начало весны ознаменовались появлением новых протестных форматов, ранее нехарактерных для России. На короткое время альтернативой согласованным митингам и шествиям стали несанкционированные или не требующие согласования акции. Но если часть из них стали следствием целенаправленного поиска оппозицией альтернативных форм протеста и планировались заранее — автопробег «За честные выборы», «Белое кольцо», то остальные организовывались стихийно — «народные гуляния», прогулки художников и писателей. Самым заметным стихийно возникшим альтернативным форматом стал лагерь оппозиции «ОккупайАбай» — калька с американского «Occupy Wall Street».

 Автопробег «За честные выборы»

Первой массовой несанкционированной акцией протеста стал автопробег под лозунгом «За честные выборы», который состоялся 29 января и собрал, по разным оценкам, от нескольких сотен до трех тысяч автомобилей. Организатором выступила «Лига избирателей». Протестующих призывали не нарушать закон и не мешать другим участникам дорожного движения. Акция прошла мирно и без эксцессов.

Однако аналогичный автопробег 19 февраля, собравший меньшее количество участников, сопровождал негативный фон. Некоторые участники провоцировали дорожные проблемы, звучали призывы окружить Кремль «белым кольцом». Эти действия были пресечены сотрудниками правоохранительных органов.

Исследования структуры участников автопробегов не проводились, но было зафиксировано, что на акцию выехали в большинстве своем владельцы иномарок, нежели отечественных автомобилей. Самым старым автомобилем оказался ВАЗ-2101, самым дорогим — Bentley Continental. Большинство транспортных средств находились в ценовой категории до 1 миллиона рублей, что позволяет сделать вывод о том, что основная масса участников акции принадлежала к среднему классу.

Белое кольцо

26 февраля протестующие вышли на внутреннюю сторону Садового кольца. Акция не требовала каких-либо организационных усилий, а главная ее особенность заключалась в том, что не было необходимости в согласовании с властями, поскольку «Белое кольцо» проходило без лозунгов, плакатов и прочей митинговой атрибутики.

В анонсе акции были приведены следующие основания для ее проведения:

«Мы стояли на Болотной и на Сахарова. Мы ездили по Садовому. Мы шли по Якиманке. Наши требования до сих пор не выполнены. 26 февраля мы окружим центр города живым кольцом. Ровно в 14:00 мы выйдем на Садовое кольцо, встанем на тротуаре по внутренней стороне кольца и возьмем друг друга за руки».

Мэр Москвы С. Собянин заявил, что полиция обойдется без задержаний, если со стороны протестующих не будет попыток перекрыть дорожное движение. Таких попыток зафиксировано не было, равно как и задержаний полицейскими участников акции. Однако в районе метро «Парк культуры» состоялась перепалка между оппозиционерами и представителями провластных молодежных движений, вышедших на улицы со своими плакатами и лозунгами.

Согласно данным ГУВД, в акции приняли участие 11 тыс. человек, в то время как вдохновители «Белого кольца» и представители СМИ приводили иные данные численности: 34 тыс. человек. Именно такое количество участников, по мнению организаторов,  необходимо было для того, чтобы «замкнуть» Садовое кольцо.  Независимая оценка численности не проводилась.

Оккупаи
Предпосылки

На 7 мая, день инаугурации президента, оппозиционерами были запланированы гуляния в центре Москвы. Они продолжались три дня, информация о перемещениях и местах сбора транслировалась в основном через Twitter самими активистами. Наиболее массовыми стали несанкционированное шествие от Никитских ворот до Новопушкинского сквера (численность по разным оценкам составила от 500 до 1500 человек), и сбор у памятника героям Плевны рядом с Администрацией Президента. В социальных сетях звучали призывы к «гуляющим» сменять друг друга. По мнению активистов, данный формат протеста, как не требующий постоянного присутствия в одном месте, делал участников акции «неуязвимыми» для полиции — то есть, не давал поводов для задержаний. Кроме того, «гуляния» не требовали согласования с органами власти.

Первая попытка организации оппозиционного лагеря была предпринята на Чистых прудах 8 мая, где в течение всего дня находились около 300 человек (без учета ротации). Приехавшая к протестующим К. Собчак призвала людей устроить "мирный майдан", осудив при этом С.Удальцова, методы которого, по ее мнению, давали возможность федеральным телеканалам выставить несогласных в образе шпаны по причине жесткого противостояния оппозиции с полицией. К вечеру деятельность лагеря была прекращена, а его участники начали "миграцию" по Бульварному кольцу.

Основным мотивом участников акций стало желание доказать, что «мы можем мирно собираться там, где хотим, и когда хотим», не нарушая действующее законодательство.

ОккупайАбай

Вечером 9 мая рядом с памятником казахскому поэту Абаю Кунанбаеву на Чистых прудах появился оппозиционный лагерь, получивший название "ОккупайАбай".

В первый же вечер работы оппозиционного лагеря на Чистых прудах численность митингующих, по заявлениям организаторов, составила около 1500 человек. Информация о деятельности лагеря активно освещалась в социальных медиа и СМИ. Хеш-тег "#ОккупайАбай" несколько дней держался на верхних строчках в трендах российского твиттера и вышел на третье место в мировом сегменте.

По решению суда, работа "ОккупайАбай" была прекращена рано утром 16 мая, после чего часть участников лагеря переместилась на Кудринскую площадь.

Одной из главных причин массовости и длительности этой акции стала возможность беспрепятственного сбора в удобном месте в центре города людей, которые нуждались в "развиртуализации". Интернет-коммуникации оказались не способны удовлетворить их потребности в реальном общении с другими людьми, имеющими аналогичные интересы. А именно — возможности общаться на непопулярные в своих компаниях и вообще в обыденной жизни темы: такие, как действия властей, деятельность оппозиции, содержание тех или иных законопроектов, поиск новых форм противостояния.

"ОккупайАбай" стал не только центром протестной активности, но трансформировался в дискуссионный клуб, работающий круглосуточно.

Среднее время нахождения одного участника у памятника Абаю составляло около двух часов, а на ночь оставались от 20 до 40 человек, большая часть которых — активисты различных политических групп. К утру численность увеличивалась до 100-300 человек, а вечером — до 1-2 тысяч.

Важной чертой "оккупаев" стала самоорганизация участников, практически сразу же начавших использовать принципы прямой демократии, скопировав, по сути, практику американского движения "Occupy Wall Street". Решения принимались простым большинством, без участия каких-либо лидеров или начальников, а попытки отдельных спикеров митингов новой протестной волны, к примеру, И. Яшина, Д. Гудкова — руководить работой лагеря, пресекались самими активистами.

Главным руководящим органом стала Ассамблея, в работе которой мог принять участие каждый находившийся в лагере. Постоянных спикеров не было, свой план действий или мнение имел возможность выразить любой желающий, а "живой микрофон" (повторение речи спикера большим количеством людей для лучшей слышимости для дальних рядов) стал отличным способом коммуникации ввиду отсутствия звукоусиливающей аппаратуры, которая не использовалась во избежание конфликтов с полицией и местными жителями.

Социологические данные

Социологические службы практически не занимались изучением структуры участников "оккупаев", однако опросы, проведенные социологом О.Крыштановской и группой волонтеров-активистов из числа участников лагеря, а также ряд глубинных интервью позволили составить социальный портрет митингующих, изменение структуры протестующих и их политических установок по сравнению с зимними митингами.

Согласно исследованию О.Крыштановской, проведенному 11 мая среди 112 человек у памятника Абаю, средний возраст участников акции составил 31 год, а возраст 44,5% опрошенных — от 20 до 30 лет.

Эти данные подтверждают и результаты волонтерского соцопроса, проведенного на следующий день среди значительно большего количества респондентов под руководством О.Акимова — 684 человек.

 

56% участников акции по обоим опросам — мужчины.


InsertedImage
65,8% опрошенных имеют высшее образование (10,1% из которых — два и более),

28,5% — незаконченное высшее,

5,7% — незаконченное среднее и среднее.

Доля учащихся составляет 35%.

45% — специалисты в различных областях: программисты, переводчики, юристы, менеджеры, банковские служащие, ученые, преподаватели вузов, инженеры, журналисты, экономисты, врачи, рабочие, режиссеры, музыканты.

15% — бизнесмены,

3% — пенсионеры,

2% — безработные.

Как видно из приведенных данных, большинство участников "оккупаев" — это люди до 30 лет, которые либо еще учатся, либо не так давно закончили ВУЗ. По сравнению с данными «Левада-центра», показавшими, что зимой среди митингующих преобладали в основном люди до 40 лет (почти 55%), 66% участников "оккупаев" находятся в возрастной группе до 30, в то время как в категорию "до 40" попадают 79% человек.

"Оккупаи" стали уделом более молодой публики, отсюда и сокращение количества людей с высшим образованием (с 80% до 66%), они "перешли" в графу "учащиеся".

Большая концентрация студентов и работающей молодежи, не имеющих стабильного высокого заработка, свидетельствует об изменении показателей материального статуса на общем фоне участников протестных митингов, где люди до 24 лет составляют лишь 1/5 часть.

Что же касается вовлеченности в работу "оккупаев" меньшего числа женщин (44%), то эта тенденция наблюдается на каждом протестном митинге, а также в оппозиционной интернет-активности.

45% опрошенных участвовали в "гуляниях" (в том числе посещали Чистые пруды во время работы лагеря) 6-12 мая 1 раз, 19% — 2 раза, 15% — 3, 8% — 4, 7% — 5, 6% — 6 раз. 45% опрошенных участвовали  в "Марше миллионов" 6 мая.

Структура политических предпочтений участников "ОккупайАбай" не сильно отличается от структуры предпочтений участников зимних митингов, однако стоит обратить внимание на вовлеченность в акцию представителей разных политических взглядов.

К сожалению, об изменении активности представителей либеральных и демократических взглядов сделать выводы нельзя из-за отсутствия социологических данных: в опросах во время «оккупаев» отсутствовал пункт «демократ», и поэтому, говоря о своих политических предпочтениях, часть респондентов называла себя либералами, часть — аполитичными (если выйти за рамки методологии и объединить ответы, то совокупность представительства либералов и демократов практически не изменилась). Однако прослеживается тенденция к сокращению представительства коммунистов (с 18% в феврале на митинге до 5% на "оккупаях") и националистов (с 14% в феврале до 7%). Количество социал-демократов изменилось не сильно (рост с 10% до 11%).

 Контрольная прогулка

Социальная структура участников "ОккупайАбай" практически не менялась на протяжении всего времени работы лагеря. Исключением стали события 13 мая — день проведения "Контрольной прогулки" ("Прогулки писателей"), когда средний возраст, материальный статус и уровень образования увеличились за счет "слияния" групп людей разного социального статуса: молодой публики "ОккупайАбай" и более зрелой, интеллигентной, вышедшей за Б. Акуниным, Д. Быковым, В. Шендеровичем, А. Макаревичем, Ю. Латыниной и др.

Идейным вдохновителем прогулки стал писатель Б. Акунин,  разместивший в своем блоге в "Живом журнале" следующую запись:

"Думаю, что это гуляние по скверам и бульварам теперь надолго. Чем грубее и беззаконнее полиция будет разгонять людей, гуляющих по собственному городу, тем больше народу будет выходить на улицы. Делать это нужно до тех пор, пока они не поймут: это наш город, мы гуляем в нем, где хотим и когда хотим. Через несколько дней возвращаюсь в Москву, повяжу белую ленточку и тоже буду повсюду собираться группами".

В не согласованном с властями шествии от Пушкинской площади до Чистых прудов приняли участие, по данным ГУВД, 2 тыс. человек, по данным СМИ — 15 тыс. Мер к протестующим со стороны властей не принималось, ни один из оппозиционеров не был задержан.

Радикализация политических установок.
#ОккупайБаррикады и #ОккупайАрбат

Согласно исследованию О.Крыштановской, респонденты на "ОккупайАбай" посещали шесть и более акций протеста последних месяцев (в основном это митинги «За честные выборы» 10 декабря и 4 февраля на Болотной площади, митинг на проспекте Сахарова 24 декабря, акция «Белое кольцо» 26 февраля, «Марш миллионов» 6 мая и др).

По данным социолога, до 30% участников "оккупаев" присоединились к протестующим в последний месяц.

16 мая, после прекращения акции на Чистых прудах, часть активистов переместилась на Кудринскую площадь, где разбила новый лагерь, получивший название "ОккупайБаррикады". В связи с большим количеством правонарушений и задержаний "ОккупайБаррикады" перестали быть культурным и досуговым центрами протестной активности. Это привело к сокращению представителей "креативного класса", значительному снижению численности акции и увеличению количества политических активистов. Особенно заметны стали националисты, что привело к обострению взаимоотношений с представителями других политических течений — такими, как анархисты, коммунисты и представителями ЛГБТ-движения.

В целом, кроме противостояния внутри протестующих и объяснений с полицией, "ОккупайБаррикады" ничем сколько-нибудь существенным не запомнились. Обострились внутренние противоречия между представителями различных политических течений, а из-за оттока «креативного класса» «оккупаи» начали маргинализироваться.

"Я пару раз приходил вечером на Старый Арбат, но это уже какой-то бомжатник был. Если днем там можно было встретить тех, кто был у Абая, то ночью какие-то пьяные нацики, а вокруг бомжи шатаются" (мужчина, гражданский активист, 23 года).

Данная форма протеста окончательно изжила себя после перемещения активистов к памятнику Окуджаве на Старом Арбате. Несмотря на попытки отдельных лидеров оппозиции привлечь внимание к новому лагерю, их речи по большей части напоминали благодарность за то, что было сделано ранее, кроме того, все понимали бесперспективность дальнейшего уличного противостояния, продолжавшегося 23 дня, и не принесшего никаких результатов, связанных с выполнением требований протестных митингов.

Заявление Ассамблеи (она существовала в течение некоторого времени и после прекращения деятельности лагерей "оккупай") о недоверии оргкомитету протестных действий стало продолжением постепенно усиливающихся противоречий между активистами движения и лидерами оппозиции.

Усилившиеся во время "оккупаев" внутренние противоречия продемонстрировали исчерпанность повестки и форматов уличных акций оппозиции.

 

Используемый инструментарий:

Количественный подсчет наиболее часто встречающихся в текстах выступлений слов осуществлен при помощи сервиса Online-Utility.org. Визуальное и концептуальное оформление «облаков слов» реализовано с помощью сайта Wordle.net.

Анализ выступлений основных спикеров митингов:

Борис Немцов

По материалам выступлений на митингах 5 декабря, 10 декабря, 24 декабря, 5 марта, 12 июня, 15 сентября.

Слово

Количество упоминаний

Процент от общего количества слов

Россия

 17

 0.7369

должны

 14

 0.6068

Путина

 13

 0.5635

будет

 11

 0.4768

голоса

 11

 0.4768

люди

 11

 0.4768

свободной

 10

 0.4335

здесь

 9

 0.3901

стране

 8

 0.3468

украли

 7

 0.3034

 

Наиболее часто встречаемые в выступлениях словосочетания:

  • Россия будет свободной
  • Россия без Путина
  • У крали у нас голоса
  • По всей стране
  • Жуликов и воров

Сергей Удальцов

По материалам выступлений на митингах 24 декабря (видеообращение), 4 февраля, 5 марта, 12 июня.

Слово

Количество упоминаний

Процент от общего количества слов

власть

 8

 0.8351

Россия

 7

 0.7307

был

 6

 0.6263

сегодня

 6

 0.6263

здесь

 5

 0.5219

приходить

 5

 0.5219

спасибо

 5

 0.5219

площадь

 4

 0.4175

Путина

 4

 0.4175

победим

 4

 0.4175

 

 

Евгения Чирикова

По материалам выступлений на митингах 10 декабря, 24 декабря, 4 февраля, 5 марта, 12 июня, 15 сентября.

Слово

Количество упоминаний

Процент от общего количества слов

выборы

 8

 0.8969

друзья

 6

 0.6726

день

 5

 0.5605

парламент

 5

 0.5605

нашей

 4

 0.4484

власти

 4

 0.4484

воров

 4

 0.4484

спасибо

 4

 0.4484

готовьтесь

 3

 0.3363

жуликов

 3

 0.3363


Наиболее часто встречаемые фразы:

  • Без вас у меня ничего не получится
  • «Единая Россия» — партия жуликов и воров
  • Путин — вон

 

Геннадий Гудков

По материалам выступлений на митингах 10 декабря, 4 февраля, 5 марта, 12 июня, 15 сентября.

Слово

Количество упоминаний

Процент от общего количества слов

сегодня

 29

 2.1122

власть

 13

 0.9468

России

 12

 0.8740

должны

 8

 0.5827

будем

 7

 0.5098

здесь

 7

 0.5098

выборы

 7

 0.5098

нужны

 5

 0.3642

больше

 5

 0.3642

народ

 4

 0.2913

 

Наиболее часто встречаемые фразы:

  • Мы за честные выборы и мандаты мы сдадим
  • Россия должна быть свободной

 

Дмитрий Быков

По материалам выступлений на митингах 5 декабря, 10 декабря, 24 декабря, 12 июня, 15 сентября.

Слово

Количество упоминаний

Процент от общего количества слов

сегодня

 9

 0.9688

будет

 6

 0.6459

хочу

 5

 0.5382

время

 5

 0.5382

здесь

 4

 0.4306

друзья

 4

 0.4306

нужна

 4

 0.4306

очень

 4

 0.4306

гражданское

 4

 0.4306

дорогие

 4

 0.4306

 

 Ольга Романова

По материалам выступлений на митингах 4 февраля, 5 марта, 12 июня.

Слово

Количество упоминаний

Процент от общего количества слов

будут

 7

 1.7456

тюрьме

 5

 1.2469

сидеть

 5

 1.2469

отставку

 4

 0.9975

свободу

 4

 0.9975

выборами

 3

 0.7481

видела

 3

 0.7481

камеру

 3

 0.7481

больше

 3

 0.7481

заключенных

 2

 0.4988

 

Илья Яшин

По материалам выступлений на митингах 24 декабря, 4 февраля, 5 марта.

Слово

Количество упоминаний

Процент от общего количества слов

 

 

 

выборы

 16

 1.4599

друзья

 11

 1.0036

честные

 8

 0.7299

Россия

 8

 0.7299

видели

 8

 0.7299

стране

 7

 0.6387

Путин

 7

 0.6387

свободной

 7

 0.6387

будет

 6

 0.5474

слезы

 6

 0.5474

 

Алексей Навальный

По материалам выступлений на митингах 5 декабря, 24 декабря, 5 марта.

Слово

Количество упоминаний

Процент от общего количества слов

власть

 43

 1.7984

здесь

 33

 1.3802

есть

 13

 0.5437

всех

 13

 0.5437

один

 13

 0.5437

будет

 10

 0.4182

забудем

 10

 0.4182

знаем

 10

 0.4182

простим

 9

 0.3764

 сейчас

 9

 0.3764

 

Гарри Каспаров

По материалам выступлений на митингах 24 декабря, 5 марта, 10 марта, 15 сентября.

Слово

Количество упоминаний

Процент от общего количества слов

Путина

 13

 0.8425

России

 12

 0.7777

год

 9

 0.5833

будет

 7

 0.4537

власть

 7

 0.4537

страны

 7

 0.4537

нашей

 6

 0.3889

сколько

 6

 0.3889

сегодня

 6

 0.3889

страх

 5

 0.3240

много

 5

 0.3240

 

Константин Крылов

По материалам выступлений на митингах 10 и 24 декабря.

Слово

Количество упоминаний

Процент от общего количества слов

 все

 10

 2.9070

 друзья

 7

 2.0349

 здесь

 6

 1.7442

 путин

 5

 1.4535

 уйдет

 4

 1.1628

 требование

 4

 1.1628

 сейчас

 4

 1.1628

 долой

 3

 0.8721

 свистите

 3

 0.8721

 чуров

 3

 0.8721

 

Леонид Парфенов

По материалам выступлений на митингах 10 и 24 декабря (видеообращение).

Слово

Количество упоминаний

Процент от общего количества слов

лет

  8

0.6226

сейчас

 6

 0.4669

тогда

 6

 0.4669

будет

 5

 0.3891

власти

 5

 0.3891

людей

 4

 0.3113

выборы

 4

 0.3113

можно

 4

 0.3113

конечно

 4

 0.3113

альтернативы

 3

 0.2335

 

Михаил Касьянов

 По материалам выступлений на митингах 10 и 24 декабря (видеообращение).

Слово

Количество упоминаний

Процент от общего количества слов

 сегодня

 9

 2.3499

 будет

 7

 1.8277

 выборы

 6

 1.5666

 власть

 3

 0.7833

 миллион

 3

 0.7833

 друзья

 3

 0.7833

 весна

 3

 0.7833

 года

 3

 0.7833

 путин

 3

 0.7833

 надоело

 2

 0.5222

 

Дмитрий Орешкин

По материалам выступлений на митингах 10 декабря, 10 марта и 12 июня.

Слово

Количество упоминаний

Процент от общего количества слов

участков

 5

 0.4643

говорит

 5

 0.4643

закона

 5

 0.4643

спасибо

 5

 0.4643

власть

 4

 0.3714

умеем

 4

 0.3714

стране

 4

 0.3714

избирателей

 4

 0.3714

выборов

 4

 0.3714

ЦИК

 4

 0.3714

 

Борис Акунин

По материалам выступлений на митингах 10 и 24 декабря.

Слово

Количество упоминаний

Процент от общего количества слов

  будет

 6

 0.8075

 очень

 5

 0.6729

 требования

 4

 0.5384

 путин

 4

 0.5384

 год

 4

 0.5384

 президентом

 3

 0.4038

 человек

 3

 0.4038

 давайте

 3

 0.4038

 предлагаю

 3

 0.4038

 выберем

 3

 0.4038

 

Виктор Шендерович

По материалам выступлений на митингах 5 и 10 декабря.

Слово

Количество упоминаний

Процент от общего количества слов

 люди

 10

 1.2077

 сегодня

 7

 0.8454

 вчера

 5

 0.6039

 власти

 4

 0.4831

 очень

 4

 0.4831

 суд

 4

 0.4831

 будем

 3

 0.3623

 нашей

 3

 0.3623

 маргиналы

 3

 0.3623

 действительно

 3

 0.3623

 

Артем Троицкий

По материалам выступлений на митингах 5 и 24 декабря.

Слово

Количество упоминаний

Процент от общего количества слов

 может

 6

 0.8969

 будет

 5

 0.7474

 человек

 5

 0.7474

 жизни

 3

 0.4484

 стране

 3

 0.4484

 нельзя

 3

 0.4484

 нашей

 2

 0.2990

 морального

 2

 0.2990

 неуважения

 2

 0.2990

 нелегала

 2

 0.2990

         

Григорий Явлинский

По материалам выступлений на митингах 10 декабря, 17 декабря, 24 декабря, 4 февраля, 5 марта, 10 марта.

Слово

Количество упоминаний

Процент от общего количества слов

России

 8

 0.8205

сделать

 8

 0.8205

хотим

 8

 0.8205

есть

 6

 0.6154

выборы

 6

 0.6154

свободу

 5

 0.5128

сегодня

 5

 0.5128

голос

 5

 0.5128

власти

 4

 0.4103

«Яблоко»

 4

 0.4103



Семантический анализ выступлений на наиболее значительных уличных акциях российской оппозиции 2011?2012 гг.

 

Акция 5 декабря (по материалам выступлений Виктора Шендеровича, Алексея Навального, Дмитрия Быкова и Бориса Немцова).

Слово

Количество упоминаний

Процент от общего количества слов

все

 14

 0.7932

Россия

 11

 0.6232

должны

 10

 0.5666

будет

 9

 0.5099

очень

 9

 0.5099

есть

 8

 0.4533

голоса

 7

 0.3966

всех

 7

 0.3966

вчера

 7

 0.3966

один

 7

 0.3966

Путина

 6

 0.3399

вор

 6

 0.3399

забудем

 5

 0.2833

спасибо

 5

 0.2833

наши

 5

 0.2833

хочу

 5

 0.2833

сказать

 5

 0.2833

стране

 4

 0.2266

простим

 4

 0.2266

существуем

 4

 0.2266

свободной

 4

 0.2266

 

Акция 10 декабря (по материалам выступлений Леонида Парфенова, Константина Крылова, Михаила Касьянова, Анастасии Удальцовой, Дмитрия Орешкина, Сергея Митрохина, Бориса Акунина, Дмитрия Быкова, Геннадия Гудкова, Бориса Немцова, Евгении Чириковой, Григория Явлинского).

Слово

Количество упоминаний

Процент от общего количества слов

сегодня            

31         

0.9030

выборы                        

24

0.6991

все                    

24

0.6991

здесь                

16

0.4661

власть                          

16

0.4661

народ               

16

0.4661

митинг              

14

0.4078

больше                         

10

0.2913

быть                 

9

0.2622

должны                        

9

0.2622

будет                

8

0.2330

потребовать                 

8

0.2330

голосов                        

8

0.2330

воров               

8

0.2330

Россия                         

8

0.2330

единая                          

8

0.2330

стране                          

7

0.2039

Москве                         

7

0.2039

революции                   

7

0.2039

нужна                

7

0.2039

 

 

 

Акция 24 декабря (по материалам выступлений Бориса Немцова, Сергея Удальцова, Евгении Чириковой, Григория Явлинского, Дмитрия Быкова, Ильи Яшина, Алексея Навального, Артемия Троицкого, Виктора Шендеровича, Бориса Акунина, Анастасии Удальцовой, Леонида Парфенова, Константина Крылова).

Слово

Количество упоминаний

Процент от общего количества слов

власть

 33

 0.6196

будет

 31

 0.5821

здесь

 24

 0.4506

сейчас

 24

 0.4506

России

 20

 0.3755

Путин

 20

 0.3755

хотим

 18

 0.3380

год

 17

 0.3192

человек

 15

 0.2816

сделать

 14

 0.2629

выборы

 13

 0.2441

очень

 13

 0.2441

сегодня

 13

 0.2441

одного

 12

 0.2253

власти

 12

 0.2253

друзья

 12

 0.2253

стране

 11

 0.2065

этого

 11

 0.2065

много

 10

 0.1878

может

 10

 0.1878

честные

 9

 0.1690

 

 

Акция 5 марта (по материалам выступлений Бориса Немцова, Евгении Чириковой, Григория Явлинского, Геннадия Гудкова, Ольги Романовой, Ильи Яшина, Алексея Навального, Гарри Каспарова, Михаила Касьянова).

Слово

Количество упоминаний

Процент от общего количества слов

власть

 29

 1.0190

здесь

 28

 0.9838

вчера

 15

 0.5271

Путин

 15

 0.5271

сегодня

 15

 0.5271

будет

 13

 0.4568

есть

 13

 0.4568

победим

 13

 0.4568

Россия

 11

 0.3865

знаем

 9

 0.3162

друзья

 8

 0.2811

выборы

 8

 0.2811

надоест

 7

 0.2460

день

 7

 0.2460

сидеть

 7

 0.2460

жить

 6

 0.2108

слезы

 6

 0.2108

уйдем

 6

 0.2108

улицы

 6

 0.2108

жуликов

 5

 0.1757

 

Акция 15 сентября (по материалам выступлений Гарри Каспарова, Дмитрия и Геннадия Гудковых, Дмитрия Быкова, Евгении Чириковой, Бориса Немцова).

Слово

Количество упоминаний

Процент от общего количества слов

сегодня

 18

 1.1371

должны

 12

 0.7581

власть

 10

 0.6317

России

 8

 0.5054

будет

 7

 0.4422

выборы

 7

 0.4422

день

 6

 0.3790

политические

 6

 0.3790

хочу

 5

 0.3159

думу

 5

 0.3159

друзья

 4

 0.2527

страны

 4

 0.2527

человек

 4

 0.2527

нужно

 4

 0.2527

акции

 4

 0.2527

дорогие

 4

 0.2527

деньги

 4

 0.2527

репрессии

 4

 0.2527

готовились

 4

 0.2527


Приложение 2.
Портрет людей, заявивших в соцсетях о своем участии в митинге на Проспекте Сахарова 24 декабря

Исследование на эту тему в январе 2012 года было проведено компанией BasiliskLab, которая проанализировала активные профили в группах митинга «За честные выборы» на проспекте Сахарова в социальных сетях Facebook и «Вконтакте». Проанализировано было 2500 и 19664 профилей соответственно (большее количество профилей на Facebook проанализировать невозможно из-за технических особенностей платформы). Полученные BasiliskLab данные используются в докладе с разрешения руководства компании.

 Демографические характеристики

80% участников протестных сообществ оказались мужчинами, 20% - женщинами, в то время как в среднем в соцсети «Вконтакте» 52% мужчин и 48% женщин. Это подтверждает гипотезу о меньшей вовлеченности женщин в протестную активность. Также эти данные соответствуют результатам исследования «Левада-центра», проведенного непосредственно на митинге. Согласно исследованию, соотношение мужчин и женщин на митинге составляло 60 и 40% соответственно.

По возрастным характеристикам, подавляющее большинство участников митинговых сообществ находится в диапазоне 17-29 лет с ярко выраженным пиком в 23-26 лет (треть от общего числа участников сообществ).

Эта демографическая тенденция, в целом, соответствует демографии российского Facebook, при этом, с одной стороны, несколько старше усредненной аудитории «Вконтакте», а с другой, значительно моложе среднего возрастного расклада жителей Москвы и Московской области (на графике ниже возрастное распределение указано красным):

Таким образом, можно утверждать, что протест в соцсетях стал уделом более молодой, нежели в среднем по Москве, но при этом уже не школьной аудитории. Фактически, речь идет о студенческом протесте. Подавляющее большинство из тех, кто состоял в протестных сообществах, либо еще являются студентами, либо лишь недавно закончили ВУЗ. Надо отметить, что данная тенденция наблюдалась и непосредственно на митингах, но лишь в течение декабря 2011 года (Чистые пруды, Болотная, проспект Сахарова). Затем процент студенческой молодежи на митингах стал падать, а процент людей предпенсионного и пенсионного возраста, наоборот, расти.

Ниже указано распределение ВУЗов, в которых учатся или которые уже закончили протестующие пользователи соцсетей:

В очевидных лидерах наиболее престижные московские многопрофильные (МГУ, ВШЭ), гуманитарные (РГГУ, МПГУ) и технические (МГТУ, МАИ, МФТИ) ВУЗы. Таким образом, можно сделать о том, что протестная активность стала уделом в основном элитной части московского студенчества, вне зависимости от научной направленности ВУЗа.

Еще более интересной становится картина при изучении происхождения участников протеста. При анализе места проживания исследуемой группы оказалось, что лишь 77% из них живут в Москве, 3% в Санкт-Петербурге, а остальные 20% равномерно представляют обитателей более чем 1000 населенных пунктов. Часть из этой группы людей не сменили свой родной город при переезде в Москву, часть собирались в столицу на митинг, но значительная часть -  случайные «интернет-зеваки», которые и не намеревались приезжать в Москву на митинг.

Интересно, что среди участников протестных сообществ людей, указавших Москву в качестве своего родного города, оказалось лишь 40%, а остальные 60% родились в регионах, причем распределение по ним практически равномерное. Таким образом, можно говорить о том, что основой протестных сообществ стали иногородние молодые люди – студенты или выпускники престижных московских ВУЗов.

Две трети митинговавших не религиозны. Они затрудняются с самоидентификацией себя как принадлежащих к той или иной конфессии или предпочитают не указывать ее в профиле. Декларирующая свою принадлежность треть распределена следующим образом:

·        Православие: 19%

·        Атеизм: 6%

·        Светский гуманизм: 4%

·        Агностицизм: 3%

·        Христианство: 4%

·        Буддизм: 1%

·        Ислам: 1%

·        Иудаизм: 0.5%

При сравнении религиозной принадлежности протестующих с усредненными пользователями «Вконтакте», можно сделать вывод, что среди них в сумме в два раза меньше православных и христиан (23% против 45%), а атеистов, «светских гуманистов» и агностиков в сумме в два раза больше (13% против 7%). Мусульман среди протестующих практически нет (1%), в то время как в среднем по соцсети их 5%. Таким образом, можно сделать вывод, что религиозная принадлежность оказывает существенное влияние на протестную активность: чем выше уровень религиозности, тем ниже уровень протестной активности.

Политические взгляды участников

В социальной сети «Вконтакте» в анкете пользователя существует пункт о политических взглядах, который заполняется подавляющим большинством пользователей. В Facebook данный пункт отсутствует, поэтому рассматриваются в данном случае только протестующие из «Вконтакте»:

Довольно неожиданно, что люди либеральных и либертарианских взглядов составляют лишь треть исследуемой группы (суммарно 34%) . Левые (коммунисты и социалисты) в два раза уступают им в количестве (17%). Также обращает на себя внимание высокий процент монархистов среди протестующих (13%).

При сравнении политических взглядов протестной группы со взглядами случайных 15000 пользователей «Вконтакте», складывается следующая картина:

Можно утверждать, что участники протестных сообществ гораздо конкретнее артикулируют свои идеологические пристрастия по сравнению с «усредненными» пользователями соцсети, которые в массе своей придерживаются «умеренных» политических взглядов. Особенно сильно разница заметна среди либералов: если в целом среди пользователей их всего лишь 10%, то среди протестующих – 33%. Аналогичная ситуация наблюдается и среди монархистов (5% против 14%), коммунистов, социалистов и либертарианцев. Противоположная тенденция наблюдается лишь среди консерваторов и ультраконсерваторов – в среднем по соцсети носителей этих взглядов больше, нежели среди участников протеста.

Личные пристрастия

Практически каждый участник состоит в разнообразных группах в соцсетях, но общих групп у участников митинга практически нет (кроме посвященных митингу на Болотной и Сахарова). Самые популярные сообщества – это группы, посвященные сериалам «Доктор Хаус» и «Теория большого взрыва», мультсериалу «Южный парк», радиостанции «Эху Москвы» и демотиваторам.

В списке любимых фильмов крайне слабо представлены отечественные ленты (лишь «Киндзадза» и «Сталкер»), что является следствием возрастного состава исследуемой группы. Что касается книг, то с гигантским отрывом лидируют "Мастер и Маргарита" и "Гарри Поттер". В жанрах – фантастика. Писатель Чхартишвили (Акунин), выступавший на митинге на проспекте Сахарова, в рейтинг не вошел. Телевизор в исследуемой группе смотрят редко или не смотрят совсем, о чем часто упоминают в своих профилях.

Любимые музыкальные исполнители

Любимые кинофильмы

Любимые авторы книг

Любимые телепрограммы и сериалы

Кино

Бойцовский клуб

Стругацкие

КВН

ДДТ

Достучаться до небес

Булгаков

South park

Сплин

Реквием по мечте

Достоевский

Прожекторперисхилтон

Queen

Форест гамп

Ремарк

TopGear

Pink Floyd

Эффект бабочки

Чехов

Comedy Club

Nirvana

Powder

Пелевин

Доктор Хауз

The Beatles

Криминальное чтиво

Довлатов

Lost

Muse

Властелин колец

Толкиен

Dexter

Metallica

Побег из Шоушенка

Стивен Кинг

Friends

Ария

Амели

Набоков

Теория большого взрыва

Radiohead

Зеленая миля

Макс Фрай

Дом-2

Led Zeppelin

Матрица

Кафка

Что? Где? Когда?

Rammstein

Вечное сияние чистого разума

Бродский

Школа злословия

Linkin Park

Киндзадза

Маркес

Симпсоны

Deep Purple

Пролетая над гнездом кукушки

Гессе

Как я встретил вашу маму

 

Игры разума

Хемингуэй

Своя игра

 

Трасса 60

Лукьяненко

Клиника (Scrubs)

 

Сталкер

Чак Паланик

Наша Раша

 

Гладиатор

Кастанеда

Футурама

 

Начало

Мураками

Новости

Любимые клубы: Точка, Тень, Икра, ПланБ, Б2, Табулараса, Проект О.Г.И. Все эти заведения нельзя отнести к элитным, преимущественно они рассчитаны на небогатую студенческую аудиторию.

При анализе мест работы участников исследуемой группы (нужно отметить, что немногие его указывают) довольно неожиданно выяснилось, что наибольшее количество людей (15 человек) работают в «Яндексе». Также на митинг в соцсетях записалось большое количество журналистов из самых разных изданий, в том числе, государственных.

Сайты, где у протестующих из соцсети «Вконтакте» есть аккаунты (кроме самой соцсети) в порядке убывания популярности: livejournal.com, formspring.me, twitter.com, facebook.com, lastfm.ru, sprashivai.ru


 

В настоящее время отсутствует общепризнанная методология комплексной оценки интереса пользователей Сети к той или иной теме.  Тем не менее, существуют различные инструменты, которые позволяют косвенно оценить внимание интернет-пользователей к различным явлениям и персоналиям.

Одним из наиболее объективных количественных инструментов является анализ динамики запросов в крупнейших поисковых системах – «Яндекс» и Google, которые суммарно занимают около 85% рынка интернет-поиска России. Чем более интересна пользователям какая-то тема, тем чаще они делают поисковые запросы с использованием ключевых по данной теме слов.

При применении данной методики к оценке интереса пользователей к протестной активности, статистика собиралась по ключевым словам «митинг», «навальный» и «удальцов». «Митинг» было выбрано как слово, при помощи которого пользователи чаще всего искали информацию об акциях протеста. Запросы «Навальный» и «Удальцов» описывают интерес к организаторам и ключевым спикерам протестных акций.

Дополнительная информация:

Статистика «Яндекса» (красный график) берется с конца октября 2011 года, когда был запущен сервис Wordstat, по средину октября 2012 года, а статистика Google (синий график) – с июля 2011 года по настоящий момент. «Яндекс» дает данные в абсолютных значениях (количество запросов), а Google – только в относительных (поисковик сам выстраивает шкалу интереса исходя из скрытых абсолютных значений).

 

Статистика запросов по слову «Митинг»:

 

Пики поисковых запросов приходят на следующие недели (данные по абсолютным значениям берутся по «Яндексу»):

Неделя

Количество запросов

5-11 декабря

1189362

12-18 декабря

272439

19-25 декабря

471716

26 декабря – 1 января

117613

30 января – 5 февраля

428944

6-12 февраля

135169

5-11 марта

356180

30 апреля – 6 мая

93155

7-13 мая

110593

 

Как можно увидеть из графика и таблицы, динамика поисковых запросов по слову «митинг» полностью коррелирует с датами проведения крупных протестных акций, начиная с 5 декабря 2011 года. В частности, наибольшие «всплески» запросов приходятся на недели, когда проходили митинги 5 декабря на Чистых прудах, 10 декабря на Болотной площади, 24 декабря на Проспекте Сахарова, 4 февраля на Болотной площади, 5 марта на Пушкинской площади, 10 марта на Новом Арбате и 6 мая на Болотной площади.

Период с 30 апреля по 13 мая в таблице выделен курсивом, так как две эти недели напрямую относятся к «Маршу миллионов», состоявшемуся 6 мая. Стоит отметить, что неделя 7-13 мая стала последней неделей в статистике «Яндекса», когда количество запросов по слову «митинг» превысило отметку в 100 тысяч. Все последующие акции не привлекали значительного внимания аудитории. Так, на неделе с 11 по 17 июня («Марш миллионов-2»), количество запросов составило 86764, а на неделе с 10 по 16 сентября («Марш миллионов-3») всего лишь 42213.

Тем не менее, можно предположить, что начиная с «Марша миллионов» 6 мая интернет-пользователи начали пользоваться при осуществлении поисковых запросов словом «марш» вместо слова «митинг». На первый взгляд, эта гипотеза подтверждается: с 30 апреля по 6 мая было сделано 178508 запросов, с 7 по 13 мая – 185503, с 11 по 17 июня – 172662, с 10 по 16 сентября – 167921.

Однако если мы посмотрим на график запросов по слову «марш» за более длительный период, мы обнаружим, что количество поисковых запросов по данному слову даже в совершенно спокойные с политической точки зрения периоды составляет 55-70 тысяч запросов в неделю. Пользователи в нормальной ситуации ищут при помощи этого слова различные музыкальные композиции, а не информацию о политических акциях. В то время как слово «митинг» за редким исключением относится только к политике.

В целом, динамика поисковых запросов по протестным акциям свидетельствует о том, что интерес пользователей Рунета к протестной активности неуклонно снижается и в ближайшие месяцы, при продолжении существующей тенденции, вернется к своему уровню полуторагодичной давности. В то же время, основные оппозиционные акции, в частности «Марши миллионов», продолжают создавать всплески интереса у интернет-пользователей, которые, однако, в разы меньше по своим масштабам по сравнению с митингами декабря 2011 года.

 

Статистика запросов по слову «Навальный»:

Пик интереса к Алексею Навальному, как к одному из оппозиционных лидеров, пришелся на первую половину декабря 2011 года. Это было связано с его арестом после митинга 5 декабря, и последовавшими митингами на Болотной площади и проспекте Сахарова. Несмотря на то, что выступал Навальный только на второй из этих акций, на тот момент он рассматривался как наиболее перспективная фигура среди лидеров оппозиции, что привлекало к нему соответствующий интерес аудитории.

В дальнейшем всплески интереса интернет-пользователей к Навальному коррелировали с проведением крупных акций протеста.  Исключение – это всплеск в июле 2012 года, связанный с возбуждением против оппозиционера уголовного дела по факту хищения средств предприятия «Кировлес».

В настоящее время уровень интереса к Навальному находится даже ниже уровня конца прошлого года, до начала массовых митингов протеста в Москве. По всей видимости, это можно объяснить как общим снижением интереса пользователей к протестной активности, так и тем, что значительная часть граждан России удовлетворила свой интерес к политической фигуре Навального и потому перестала ей интересоваться (так, за период с июня по ноябрь 2012 года узнаваемость Навального по данным ФОМ выросла с 36 до 45%).

 

Статистика запросов по слову «Удальцов»

В отличие от Алексея Навального, которым пользователи Рунета активно интересовались и до начала протестных выступлений, интерес к лидеру «Левого фронта» Сергею Удальцову возник только после зимы 2011 года и начала массовых протестов в Москве.

Первый пик интереса к Удальцову – это его голодовка в ноябре-декабре 2011 года; второй – это митинг 5 марта на Пушкинской площади, завершившийся столкновениями с полицией около фонтана; третий - это уголовное дело, возбужденное против Удальцова после показа программы «Анатомия протеста – 2» по телеканалу НТВ (данный пик виден на графике Google, статистика «Яндекса» не охватывает период выхода этой передачи). Также всплески интереса вызывали все проводимые «Марши миллионов», одним из основным спикеров которых традиционно выступает Удальцов.

В целом, можно обозначить следующую тенденцию: если по итогам зимних митингов «За честные выборы» 2011-12 года люди в большей степени интересовали фигурой Навального, то начиная с мартовских акций протеста, их стал интересовать Сергей Удальцов. Это можно объяснить как общей радикализацией действий и риторики оппозиционеров, так и тем, что именно Удальцов выступает в качестве основного организатора «Маршей миллионов», пришедших на смену митингам «За честные выборы».


Революция юна. Взбалмошна. Спонтанна. 

Революция не видит прошлого и не верит в него. Для революции нет истории, как нет и не может быть ее у подростка. В этом отличие революции от реакции, а ребенка от старика. У революции — есть только общежитовские переживания, у реакции — 20 лет совместного проживания. 

Как всякая молодость, революция всегда в моде. Но, как любая мода, революция должна состояться за один сезон. В следующем сама погода потребует новых форм. 

Москва. Сезон осень-зима 2011/2012

24 сентября 2011 года на съезде партии "Единая Россия" было объявлено о решении Владимира Путина идти юридически на 3-й, а фактически — на 4-й президентский срок. Случилось сколь неизбежное, столь и неожиданное для активной части горожан событие. Случилось то, во что отказывались верить до последнего. 

За несколько месяцев до этого, в конце весны политолог Николай Злобин спросил у бывшего руководителя администрации Президента РФ Александра Волошина, знает ли он того, кто будет следующим президентом? Волошин написал ответ на листке бумаги и запечатал его в конверт: "Откроешь 5 марта". Надо ли говорить, что на листке была написана фамилия "Путин"? Все взрослые, опытные, знакомые с главными претендентами аналитики были уверены — сюрприза не будет. Но молодежь и средний бизнес до последнего дня ставили на Медведева. Креативный класс во всем мире предпочитает дизайн качеству. 

Поэтому 24 сентября оказался тем самым рубежом, отделившим старый сезон от нового, веру в эволюцию от желания революции, наблюдателей от участников. Теория малых дел, о которой в последнее двухлетие Медведева бесконечно говорил образованный горожанин сменилась теорией большого взрыва, который должен очистить и освободить Россию. 

Что же больше всего возмутило интеллигенцию? Сам ли факт возвращения никогда не уходившего Путина или та манера, в которой это произошло? Само решение или то, что решение это принималось кулуарно, тайно, без какого бы то ни было обсуждения хотя бы внутри политически-активной или даже партийной прослойки? И то, и другое. А бесцеремонная предвыборная кампания самой "Единой России" с последующими массированными вбросами, с давлением региональных властей, с корпоративными обязательствами обеспечить партии голоса — стала последней каплей. 

 Город больше не хотел и не мог молчать. Город должен был выйти и сказать. Город не мог больше терпеть, что его презирают, мол: "Есть вы, а есть — ВСЯ РОССИЯ". 

 Москва больше не хотела быть третьим Римом. Москва хотела стать самой Россией. Сама Россия — бурливая, но неповоротливая, сонная, но несгибаемая должна была войти в моду, стать смысловым решением протеста, обеспечить философский базис революции. 

 И Москве показалось, что Россия готова к моде на Москву. К моде на саму себя. 

 Худощавый хипстер в клетчатой рубашке из недорогого японского магазина и в роговых очках на носу как бы говорил: "Я хочу быть модным не только в Москве, я хочу быть модным во всей стране. Я хочу, чтоб такие, как я жили не только в Москве, но и во всей стране. Я хочу ввести моду на себя. Я хочу ввести моду на моду. А вы со своей "Единой Россией" отняли у меня право думать о России, ощущать ее своей страной". 

 В интернете все чаще стали появляться недоуменные вопросы: "Никто из моих знакомых не голосовал за "ЕдРо"? Кто же тогда голосовал"? В фейсбуке начали появляться группы "За честные выборы" и даже федеральный канал НТВ нет-нет, да и показывал пару раз в неделю репортажи из проштрафившихся избиркомов. 

 Кстати об НТВ. В телесезоне 2010/11 годов политика была не в моде. Как и во все поздние нулевые считалось, что любые разговоры о серьезном не собирают аудиторию. Казалось, что зритель хочет бесконечного "Глухаря" и исповеди Пугачевой. Но уже первая программа НТВшники, посвященная открытию политического сезона 2011/2012 годов, когда в одной студии собрались все руководители политических партий, собрала суммарную долю стране в аудитории18 + — около 22%. Мода на политику, на активное участие в жизни всей страны, а не только своего дома или гаражного кооператива возвращалось. Казалось, что покажи сейчас, как раньше, съезд народных депутатов в прямом эфире и вся страна зависнет у своих экранов. 

 Люди вновь хотели разговаривать о политике. С ними долго это не обсуждали и они требовали вернуть себе право принимать участие. Право голоса и право на голос. Люди были уверены: их голос украден, украден нагло и стало приличным бесконечно обсуждать факт этого воровства. 

 Сезон осень-зима 2011/12 — это мода на обсуждение и осуждение. Протестующие хотят не только поговорить, но и приговорить. "Жулики и воры — пять минут на сборы", "Путин — вор", уж совсем нелепое "Путин — лох" — обыкновенные лозунги зимних протестов. Люди, вроде бы отстаивающие ценности англо-саксонского права, первичность доказательства и презумпцию невиновности, превратившись в толпу, требуют призвать к ответственности любого, связанного с "Единой Россией" и Путиным. Любая большая компании превращается в политический клуб, любой застольный разговор — в диспут. Любой не просто сторонник, но даже не противник власти — в кремлевскую мурзилку.

 Креативная группа придумывает символ протеста — белую ленту. "Как вам? — спрашивает владелец рекламного агентства IMHO Арсен Ревазов у целой компании в кафе Жан-Жак. — Нужен же символ. В Грузии была роза, а у нас же сейчас — зима, вся Россия в белом". Уже через пару дней все белые бельевые ленты в магазинах центра Москвы были раскуплены предприимчивыми гражданами, а самые успешные даже сообразили, что есть гламурные белые ленты-значки, в серебре и золоте с настоящей эмалью, выпускавшиеся на Западе в рамках кампаний по борьбе с тяжелым комбинированным иммунодефицитом. Целая партия таковых раздавалась по друзьям в ресторане Bontempi на "Красном октябре". 

 Белые ленты привязывают к автомобильным антеннам и к дверным ручкам, прикалывают на пуховики и носят в петличках дорогих пиджаков, ведущие федеральных каналов снимают их перед эфиром и стыдливо надевают снова, выходя из Останкино. 

 Если у тебя нет белой ленты, ты — лох. Ты — хуже Путина.

 Вместе с белой лентой создается сразу несколько групп, призывающих граждан выйти на митинг в за свои конституционные права. 5 декабря проходит митинг на Чистых прудах. После столкновений с ОМОНом организаторы задержаны. 6  митинг на Триумфальной. После стычек с полицией в отделениях оказываются десятки людей. Именно там Божена Рынска кричит: "Снимайте меня, я — Божена". 10 декабря власть впервые за долгие годы разрешает провести масштабный митинг на Болотной площади. Сторонники власти (например Маргарита Симоньян) сразу же обвиняют организаторов в провокации — ведут народ на баррикады. Будет кровь. 

 Но город не боится крови. Не верит в нее. Хотя, впрочем как бы хорошо смотрелись капли крови на белых лентах. Кровь моментально бы вошла в моду, но крови не случилось.

 Революция шуб 

 Утро 10 декабря. Над Москвой стоит легкая морозная дымка, от станций метро "Боровицкая", "Новокузнецкая" и "Полянка" тянутся люди. У многих ощущение, которого у горожан не было с августа 1991-го: "Не могу не пойти". Приблизительно то же пишет тогда в своем твиттере Ксения Собчак. На Болотной неожиданно оказывается около 30 тысяч человек, креативному классу становится понятно: "Нас много". На площади жены кинорежиссеров, миллионеры, чиновники правительства Москвы. Ксению Собчак сопровождает Сергей Капков. Генеральный директор телеканала "Дождь" Наталья Синдеева стоит в толпе с охапкой белых хризантем и раздает цветы прохожим. Все говорят о "множестве красивых лиц". Красивые лица лидеров протеста противопоставляются окровавленному оскалу держиморд. Дмитрий Быков становится секс-символом, а Федор Бондарчук моментально выпадает из списка 100 самых красивых мужчин Москвы.

 Даже Дмитрий Ольшанский, главный редактор сайта "Русская жизнь" начинает писать об Алексее Навальном, как о "красивом слишком американизированном политике". На то, что американизированный политик выглядит, как среднестатистический оперуполномоченный никто не обращает внимания. 

 Окончательно оформляется главная — физиономическая — претензия креативного класса к власти. Дмитрий Быков — свой, а значит красив душой, а Путин — чужой и души, как известно не имеет. Никогда со времен реформ Александра II интеллигенция не чувствовала такую душевную близость. Никогда еще социальная идентичность не была в топе социальных трендов. Давно уже парадигма свой-чужой не была в моде. И вот ее время настало. 

 Казалось, что этот тренд будет длиться вечно. Каждый, кто не вписывался в него списывался креативной аристократией в купчишки. Вот, например, как Ксения Собчак писала тогда о Тине Канделаки: "Мне кажется, что Тину уже смешно обсуждать. Человек сам себя полностью скомпрометировал. Тина просто пытается нажить какие-то деньги и получить госзаказы. Эта история — про деньги, тут я хотя бы понимаю: человек сделал выбор между своим каким-то униженным положением и деньгами".

Любая позиция, идущая в разрез с модной, признается заказной. Как хипстеру нельзя по доброй воле не любить кроссовки New Ballance или брюки chinos, так и настоящему человеку нельзя голосовать за Путина или строго-настрого воспрещается критиковать Сергея Пархоменко.

 Рассерженный горожанин должен любить проект "Гражданин-поэт", иметь при себе 10 комплектов изделия "Белая лента. Протестная", ежедневно читать блог Алексея Навального, знать 10 цитат из речи Парфенова на вручении премии Листьева, распространять информацию доброй машины правды, трижды в день показывать на кого-нибудь пальцем с текстом "Кремлевская мурзилка" и восхищаться неожиданно-проявившимся уму и совести Ксении Собчак.

 За пару месяцев у движения родился не только дресс-код, но и фейс-контроль. Фейс-контрольщики — правда — так и не научились отличать действительно думающих людей от желающих пропиариться на протесте, вроде блоггеров Камикадзе или Другого. Первый благополучно сотрудничал с все той же Тиной Канделаки, второй летал в пуле Дмитрия Медведева и до сих пор — по слухам — сотрудничает с пресс-службой Олега Дерипаски. 

Конец сезона

 Расцвет и закат протестов зимы 2011/12 годом связан с именем Ксении Собчак. И, может быть Всего лишь а 2 года до этих событиях, сидя в дорогом ресторане на Тверском Бульваре, Ксения Анатольевна удивлялась: "Зачем вы сидите в своем интернете? Я лично ни строчки не напишу бесплатно", но уже спустя пару месяцев, поняв, что популярность в интернете можно монетизировать она спрашивала у друзей: "А мой твиттер пропиарите"? 

 Вся жизнь Собчак, как жизни всех настоящих звезд, — проживается напоказ. В зависимости от возраста и состояния души — это разная жизнь, но она всегда — для утехи публики. Той публики, на которую сейчас ставит Ксения Анатольевна. В годы "Блондинки в шоколаде" и "Дома-2" — это была агрессивная провинциальная аудитория в возрасте от 14 до 35 лет. То есть Собчак жила и работала для Светы из Иваново. Много лет. Каждый день. Но, повзрослев, она поняла, что хочет другую публику. Хочет, чтоб ее не только не презирали, но и по настоящему ей восхищались те, с кем ей приходиться ежедневно сталкиваться в Москве. Так сперва появилась совместная рубрика с Ксенией Соколовой в GQ, а потом — история борьбы. 

 Ксении просто хотелось быть модной в Москве. И в момент, когда Москва захотела стать модной для России решила возглавить тренд. 

 История Собчак — тот нередкий случай, когда попытки быть вечно модным могут привести к полной потере актуальности. 

 Замкнутость в тусовке, к признанию которой она так стремилась, привело к тому, что единственным смысловым наполнением ее жизни стало существование этой самой немногочисленной тусовки. Жизнь нараспашку уже не получается, ибо эта самая жизнь совершенно неинтересна публике. И даже попытки перенести подробности своих неожиданно возникших на фоне так и не состоявшейся революции взаимоотношений с Ильей Яшиным на обложки желтых журналов, не возвращают популярности. А само появление лидеров протеста на обложках глянца вызывает еще большее недоумение, чем инициативы правительства ввести 500-тысячные штрафы для автомобилистов. 

 Протест захлебнулся в самом себе. Требования протеста были непонятны ни России, ни даже Москве. Мода, если она функционально неудобна, все равно остается выбором десятков человек, Миллионы всегда и везде будут предпочитать удобные, комфортные и теплые вещи. И любые, порой даже и справедливые уверения, что вещи эти некрасивы или могли бы быть гораздо качественней не работают. 

 Протест захлебнулся в самом себе, мода прошла, и любые попытки вернуть актуальность протесту приводят к 7-часовым обсуждением регламента заседания КС.

 Модным может быть лишь победитель, а победителем вновь оказался Путин. Как это ни парадоксально, но из всего политического сезона только Путин, который — казалось — навек потерял актуальность, остался в моде. 

 

Задачей настоящего исследования было выяснить, как менялась динамика освещения конкретных акций протеста в средствах массовой информации. Объектом нашего исследования стали пять митингов «За честные выборы» и три Марша миллионов. Также исследовалось освещение митинга 5 декабря на Чистых прудах, поскольку именно с этой акции берет начало новая протестная волна. Митинг 6 декабря на Триумфальной площади мы включили в наш анализ по причине того, что в ряде сообщений СМИ данная акция протеста упоминалась одновременно с акцией на Чистых прудах, либо в той или иной привязке к ней.

Производился контент-анализ следующих категорий СМИ: ТВ, печатных, радио, информационных агентств и интернет-изданиий. Список средств массовой информации, избранных для нашего исследования, составлялся на основе ТОР-20  наиболее посещаемых интернет-ресурсов по данным портала Liveinternet.ru. Исключением стали ресурсы, контент которых состоит только из информации других СМИ. Кроме того, мы исключили из анализа сайт информационного канала «Вести», являющегося кумулятивом нескольких СМИ, взамен исследовав содержание новостных выпусков телеканала «Россия — 1. Что касается Первого канала и НТВ, то мы также анализировали контент выпусков новостей. Ряд СМИ (Первый канал, «Ведомости», «Известия», «Независимая газета», РСН, ИТАР-ТАСС, Интерфакс) либо не входят в ТОР-20 Liveinternet.ru., либо вовсе не упоминаются в рейтингах портала, но также были включены в наш анализ.

Уровень упоминаемости акций протеста исследовался в следующем временном промежутке: неделя до митинга, неделя после. Однако в некоторых случаях были сделаны исключения: речь идет о тех акциях, между которыми существовал минимальный временной разрыв. Это Чистые пруды — Триумфальная площадь 5 — 6 декабря и Болотная площадь 10 декабря; Пушкинская площадь 5 марта и Новый Арбат 10 марта. В этих случаях использовалась иная методика. Исследуемый период освещения митингов на Чистых прудах и Триумфальной площади составлял три дня после акции, митинга на Пушкинской площади – три дня до, три дня после, а акций на Болотной площади и Новом Арбате — три дня до митинга, неделя после.

Нами учитывались как сообщения, относящиеся непосредственно к митингу (переговоры о его проведении, заседания оргкомитетов «За честные выборы», собственно репортажи с акций протеста и т. д.), так и сообщения, составляющие т. н. «информационный фон». Это, к примеру, освещение реакции публичных лиц на акции протеста; освещение событий, напрямую вытекающих из прошедших митингов; аналитика и публицистика и т. д.

Полученные данные (число сообщений, имеющих прямое отношение к акции, и число «фоновых» сообщений) суммировались. Итоговые цифры по каждому митингу показывают, какого количества упоминаний «удостоилась» та или иная акция в СМИ, и как менялась динамика освещения протестных действий в целом.

Упоминаемость акций протеста

      *  – публикации, сюжеты, сообщения, относящиеся непосредственно к митингу.

      **  – «фоновые» публикации, сюжеты, сообщения.

      *** – общая сумма.

Печатные СМИ

СМИ

Чистые пруды 5 декабря  – Триумфальная площадь 6 декабря

Болотная площадь 10 декабря

Проспект Сахарова 24 декабря

Болотная площадь 4 февраля*

Пушкинская площадь

5 марта

Новый Арбат

10 марта

Марш миллионов 6 мая

Марш миллионов

12 июня

Марш миллионов 15 сентября

Аргументы и Факты

0/ 0/ 0

0/ 1/ 1

1/ 2/ 3

1/ 1/ 2

1/ 1/ 2

1/ 1/ 2

0/ 0/ 0

0/ 1/ 1

0/ 1/ 1

Ведомости

3/ 1/ 4

3/ 8/ 11

4/ 13/ 17

1/ 4/ 5

3/ 3/ 6

1/ 3/ 4

3/ 2/ 5

3/ 1/ 4

2/ 0/ 2

Известия

1/ 0/ 1

1/ 2/ 3

4/ 4/ 8

2/ 2/ 4

1/ 3/ 4

1/ 2/ 3

2/ 1/ 3

2/ 1/ 3

2/ 1/ 3

Коммерсант

1/ 2/ 3

4/ 5/ 9

3/ 10/ 13

4/ 7/ 11

2/ 3/ 5

2/ 4/ 6

2/ 1/ 3

3/ 4/ 7

3/ 0/ 3

Комсомольская правда

2/ 3/ 5

4/ 17/ 21

7/ 10/ 17

3/ 10/ 13

4/ 8/ 12

2/ 2/ 4

6/ 2/ 8

2/ 7/ 9

4/ 5/ 9

Московский комсомолец

1/ 4/ 5

5/ 7/ 12

10/ 24/ 34

5/ 9/ 14

4/ 4/ 8

1/ 6/ 7

2/ 0/ 2

5/ 4/ 9

4/ 3/ 7

Независимая газета

0/ 3/ 3

2/ 16/ 18

6/ 22/ 28

1/ 17/ 18

4/ 5/ 9

1/ 8/ 9

0/ 0/ 0

1/ 1/ 2

3/ 5/ 8

Российская газета

1/ 0/ 1

1/ 4/ 5

2/ 3/ 5

5/ 7/ 12

2/ 1/ 3

3/ 7/ 10

3/ 3/ 6

4/ 1/ 5

4/ 2/ 6

Всего

22

80

125

79

49

45

27

40

39

*Кроме акции «За честные выборы», 4 февраля также состоялся «антиоранжевый» митинг на Поклонной горе. Многие газеты  включали информацию о  данных митингах  в единую  публикацию. Те статьи, в которых одновременно освещались обе акции, мы включали в нашу статистику. Тот же самый подход был использован при контент-анализе остальных категорий СМИ.

Телевидение

СМИ

Чистые пруды 5 декабря  – Триумфальная площадь 6 декабря

Болотная площадь 10 декабря

Проспект Сахарова 24 декабря

Болотная площадь 4 февраля

Пушкинская площадь 5 марта

Новый Арбат 10 марта

Марш миллионов 6 мая

Марш миллионов 12 июня

Марш миллионов 15 сентября

Первый канал

0/ 0/ 0

3/ 5/ 8

3/ 4/ 7

3/ 1/ 4

4/ 0/ 4

2/ 2/ 4

2/ 0/ 2

4/ 2/ 6

1/ 0/ 1

Россия-1

1/ 0/ 1

2/ 6/ 8

2/ 8/ 10

2/ 2/ 4

5/ 1/ 6

1/ 3/ 4

2/ 0/ 2

2/ 2/ 4

0/ 0/ 0

НТВ

1/ 0/ 1

4/ 4/ 8

3/ 5/ 8

3/ 0/ 3

4/ 1/ 5

1/ 1/ 2

3/ 0/ 3

3/ 2/ 5

1/ 0/ 1

Всего

2

24

25

11

15

10

7

15

2

Информационные агентства* и Интернет-СМИ

СМИ

Чистые пруды 5 декабря – Триумфальная площадь 6 декабря

Болотная площадь 10 декабря

Проспект Сахарова 24 декабря

Болотная площадь 4 февраля

Пушкинская площадь 5 марта

Новый Арбат 10 марта

Марш миллионов 6 мая

Марш миллионов 12 июня

Марш миллионов 15 сентября

Regnum

1/ 12/ 13

10/ 50/ 60

14/ 30/ 44

8/ 45/ 53

4/ 14/ 18

5/ 12/ 17

10/ 24/ 34

8/ 10/ 18

9/ 28/ 37

Интерфакс

24/ 37/ 61

100/ 151/ 251

127/ 166/ 293

76/ 111/ 187

49/ 78/ 127

68/ 85/ 153

83/ 88/ 171

43/ 107/ 150

98/ 56/ 154

ИТАР-ТАСС

25/ 25/ 50

31/ 47/ 78

28/ 48/ 76

20/ 38/ 58

24/ 31/ 55

31/ 35/ 66

52/ 39/ 91

27/ 61/ 88

13/ 2/ 15

РиА Новости

14/ 72/ 86

81/ 206/ 287

98/ 92/ 190

45/ 88/ 133

44/ 49/ 93

51/ 70/ 121

59/ 82/ 141

38/ 59/ 97

30/ 10/ 40

РосБизнесКонсалтинг

7/ 27/ 34

21/ 35/ 56

20/ 37/ 57

21/ 18/ 39

17/ 22/ 39

12/ 23/ 35

27/ 25/ 52

16/ 35/ 51

3/ 0/ 3

Lenta.ru

9/ 29/ 38

21/ 41/ 62

27/ 24/ 51

16/ 30/ 46

17/ 19/ 36

9/ 29/ 38

23/ 24/ 47

16/ 29/ 45

15/ 3/ 18

Газета. Ру

19/ 36/ 55

54/ 71/ 126

35/ 55/ 90

17/ 35/ 52

13/ 21/ 34

15/ 28/ 43

29/ 48/ 77

17/ 40/ 57

20/ 7/ 27

Всего

337

920

801

568

402

473

613

506

294

*Расширенные и дополненные версии одной и той же новости  считались за разные сообщения. Одна и та же новость, опубликованная в разных рубриках, считалась за одно сообщение.

Радио

СМИ

Чистые пруды 5 декабря  – Триумфальная площадь 6 декабря

Болотная площадь 10 декабря

Проспект Сахарова 24 декабря

Болотная площадь 4 февраля

Пушкинская площадь 5 марта

Новый Арбат 10 марта

Марш миллионов
6 мая

Марш миллионов 12 июня

Марш миллионов

15 сентября

Русская служба новостей

Новости

6/18/ 24

Новости

42/ 51/ 93

Новости

18/ 48/ 66

Новости

18/ 32/ 50

Новости

12/ 17/ 29

Новости

14/ 33/ 47

Новости

38/ 40/ 78

Новости

26/ 36/ 62

Новости

44/ 16/ 60

Эхо Москвы

Новости

32/ 69/ 101

Новости

101/ 101/ 202

Новости

112/ 121/