Публикации

  |  28 января, 2020   |   Читать на сайте издания

Глава Фонда развития гражданского общества Константин Костин: Запад до сих пор верит, что с помощью санкций вернет Крым

Вызовет ли кризис в экономике социальные протесты? И почему в России не возникнет свой майдан? Об этом мы побеседовали с известным политтехнологом Константином Костиным

- Константин Николаевич, сейчас власти изо всех сил пытаются внушить россиянам оптимизм, мол, ничего страшного, кризис переживем. Вы этот оптимизм разделяете?

- Безусловно. У России достаточно резервов, и даже при самом плохом сценарии их хватит на несколько лет, а такой сценарий, мне кажется, маловероятен. В стране есть экономика. Неправда, что Россия - это предприятие по добыче нефти и газа, как говорят некоторые наши недоброжелатели.

Нефть и газ действительно дают половину всех наших доходов, но есть и другая половина доходов - за счет электроэнергетики, машиностроения, космической отрасли. У нас есть все ресурсы для того, чтобы спокойно пройти кризис. А сейчас, если говорить о внешней конъюнктуре и о том, что происходит в стране, мы всего-навсего имеем неблагоприятные факторы. Это еще не кризис.

- То, что происходит с рублем – тоже не кризис?

- Президент сказал, что все предпринимаемые меры – правильные, только действовать надо было быстрее, не допуская обвала.

- Ощущение, что кто-то на этом обвале рубля здорово нагрел руки.

- Безусловно, на этом ралли доллара кто-то заработал. Если бы те меры, которые в конце концов предприняли, были предприняты раньше, то всех спекулянтов накормили бы валютой, и что бы они с ней дальше делали - большой вопрос.

- Почему президент не отправил в отставку руководство Центробанка?

- У нас были и до этого обвалы, но руководители Центробанка из-за этого в отставку не уходили. Я считаю, что падение курса рубля само по себе не является большой проблемой. Я согласен с нашими финансовыми властями, что рубль недооценен. Главная проблема – с доверием. Население перестает доверять банкам, люди меньше покупают, ведут себя более осторожно. Соответственно, экономика затормаживается.

- Наверное, не только банкам перестают доверять, но и власти в целом?

- Доверие к власти не так быстро падает. К тому же власть заявила, что все социальные обязательства будут выполнены. Более того, они будут проиндексированы с учетом инфляции.

Откуда пьяный мужик на российском заводе?

- Что мешало властям развивать экономику в те годы, когда у нас был жирок, когда не нужно было бросать резервы на поддержку рубля?

- Жирок, о котором вы говорите, это наши резервы. И в нынешние непростые времена мы ими воспользуемся.

- А могли бы еще и проводить модернизацию.

- Так ее и проводили. Но давайте будем реалистами, на это уходят десятилетия.

- Где же хоть какие-то проявления этой модернизации? Космические спутники у нас падают, авиастроение в упадке, малый бизнес еле дышит, развал в здравоохранении...

- Во-первых, по поводу космоса. Американские спутники запускаются на орбиту благодаря российским двигателям. Своих таких же США быстро создать не могут. Потому, несмотря на санкции, они и не прекратили сотрудничать с Россией в этой сфере. У России есть уникальные технологии в авиастроении, в высокоточном оружии, в судостроении, в строительстве атомных станций. Что касается автомобилей, вы знаете, что уже есть российские «БМВ», «Фольксвагены», «Тойоты», «Ниссаны»?

- Вы бы купили себе российский «БМВ» ?

- Да. Я вас уверяю, люди ездят, и довольны.

- Какой смысл богатому человеку вместо настоящего «БМВ» покупать аналог, собранный пьяным мужиком на российском заводе?

- Откуда вы слышали про пьяного мужика на российском заводе?

- Это расхожий образ такой.

- А вы сходите и посмотрите, как выглядит такое производство. Там те же стандарты, что в Германии, в Японии, в Корее. Где-то это пока лишь отверточная сборка. А где-то уже в производстве используется значительная доля российских комплектующих.

- Вы пытаетесь доказать, что мы все-таки слезаем с нефтяной иглы?

- Я хочу сказать, что у нас есть для этого ресурсы и возможности. Вы говорите о развале социальной сферы, я так не считаю. То, что Обама безуспешно пытается сделать почти два своих срока, в России существует: у нас каждый человек имеет возможность обратиться за медицинской помощью. У нас уже нет проблемы попасть на прием к врачу или в больницу, но есть проблема качественно вылечиться. Качество в медицине действительно надо повышать.

«Чиновники должны успокаивать»

- Обвал рубля, подорожание продуктов в магазинах – все это вызывает в народе раздражение. Может ли это сказаться на рейтинге Путина?

- У президента очень высокий уровень доверия, потому что люди помнят, что Путин сделал. Как с его приходом к власти прекратились полугодовые, годовые задержки социальных выплат, пенсий. Все помнят, что прекратилась кадровая чехарда, ушли элементы нестабильности.

- Но и сейчас стабильность нарушена.

- Мне не кажется, что стабильность настолько нарушена. Хотя я отношусь к числу самых ярых критиков наших экономических и монетарных властей, но не за их действия, а за их некоторые публичные высказывания. Когда в экономике такая непростая ситуация, все, кто отвечает за экономику в государстве, должны говорить о позитивных сценариях, действовать согласованно, а не опровергать друг-друга через прессу и выступать с пессимистичными прогнозами. Они должны всем показывать, что спокойно работают так, как в самое обычное время.

- То есть пудрить народу мозги и говорить, как все хорошо?

- Давайте посмотрим на западный опыт, на рыночные экономики, чьи истории насчитывают сотни лет. Есть такое правило, оно сформулировано в учебниках: ситуация на рынке и на бирже зависит не только от объективных экономических факторов, но и от настроения игроков. Когда появляются плохие слухи, игроки начинают вести себя осторожнее, банки хуже дают кредиты, инвесторы начинают придерживать деньги, люди – меньше покупать. В результате экономика замедляется, и те проблемы, которых все боялись, как раз и возникают.

- Ощущение, что власти больше всего беспокоятся, как бы чиновники чего лишнего не ляпнули. Или надо делать из каждого чиновника попку-дурака, который будет говорить лишь то, что дозволено?

- Послушайте, председатель Федеральной резервной системы США, он что, попка-дурак? Или министр финансов США? Когда у них был ипотечный кризис, они выходили и говорили, что все хорошо, денег полно, ставку будем снижать, никаких банкротств больше не будет? Потому что тот закон, о котором я вам сказал, они проходили на первом или на втором курсе. И они прекрасно понимают, что какие-то фундаментальные проблемы, они, может быть, и не заговорят, но вселят в народ уверенность, что все под контролем. И в конечном счете, это положительно повлияет на ситуацию в экономике.

«Для протестов нет причины»

- Оппозиция наверняка попробует воспользоваться нынешней экономической ситуацией. Ожидаете ли вы роста протестных настроений?

- Не думаю, что на сегодня есть основания для социальных протестов. Население, конечно, почувствует ухудшение своего положения, но оно будет не столь сильным, чтобы спровоцировать протесты. Более того, многое меняется в лучшую сторону, и очень быстро. Я тут общался с представителями нашего аграрного сектора. Они говорят: удивительно, только-только было совещание, на котором Путин обратил внимание на то, что в мире нефть дешевеет, а на нашем внутреннем рынке цены растут, как они снизились.

- То есть у нас все работает только, когда Путин сказал. Обратился президент к топливным компаниям, цены снизились. Вызвал олигархов – они стали валютную выручку продавать. Получается, Путин должен в ручном управлении все эти шестеренки крутить. Значит, система не работает?

- Система работает. Но не будем забывать, что Россия – президентская республика по Конституции. И в руках президента – действительно сосредоточена вся полнота власти. Его влияние на ситуацию беспрецедентно. И значение тут имеют не только полномочия, но и рейтинг доверия. Если вернуться в 90-е, тогда у президента были те же полномочия, мы помним, чем встречи Бориса Николаевича с семибанкирщиной заканчивались. То, что у олигархов забрали политические инструменты — тоже одно из достижений Путина и это одна из причин его высокого рейтинга.

- Возможно ли, чтобы лидер какой-нибудь европейской страны созвал глав компаний-экспортеров и просил их продать валютную выручку?

- В любой стране есть форматы, когда союзы промышленников общаются с первыми лицами, и первые лица их о чем-то просят. Не всегда, правда, это общение бывает плодотворным, это все зависит от авторитета лидера. Например, президент Франции Франсуа Олланд пообщался с французскими предпринимателями, когда вводили повышенный налог. Так они, чтобы не платить сверхналог, все быстро в Бельгию убежали.

- А из России бизнесмены не побегут?

- Я думаю, оффшорная амнистия, наоборот, приведет к их возвращению.

«Народ за справедливость»

- Возвращаясь к народным настроениям. Присоединение Крыма сильно повлияло на рейтинг Путина. Даже те из моих знакомых, кто ранее президенту не симпатизировал, как-то резко его полюбили. Но сейчас, когда грянул кризис, опять разлюбили.

- Какие у вас ветреные знакомые.

- Как вам кажется, что для нашего общества важнее: геополитическая удача страны или импортный сыр в холодильнике?

- Я считаю, что среди безусловных ценностей нашего общества есть такая ценность, как – справедливость. Возвращение Крыма – это восстановление справедливости. Именно поэтому была такая консолидация вокруг Путина. И она, кстати, сохраняется, если судить по опросам. И, мне кажется, это долгосрочное явление. Более того, и кризис приведет к усилению консолидации.

- К еще большему рейтингу Путина?

- К сохранению, а может, и к росту. Ключевой показатель – это доверие. Граждане уверены, что при любом кризисе Путин действует в их интересах.

- И вы считаете, что люди у нас готовы подзатянуть пояса ради возвращения Крыма?

- Санкции были бы в любом случае введены. Путин же сказал: это не связано напрямую с Крымом.

- Тем не менее, до возращения Крыма их не было.

- Не было бы Крыма, Запад придумал бы другую причину.

- До Крыма мы с Западом худо-бедно дружили.

- А кто сказал, что нам и им такая «дружба» нравилась? Пружину нельзя зажимать до бесконечности, она рано или поздно разожмется. Почему кто-то объявил себя победителем в холодной войне? Мы себя не чувствовали проигравшими. Мы сами ушли из Европы, вывели оттуда свои войска. Никто об этом даже и мечтать не мог в штаб-квартире НАТО или в Пентагоне. Мы это сделали, потому что поверили обещаниям, что в странах Восточной Европы не будет никаких военных баз. Но нас обманули.

- И поэтому сейчас мы решили переругаться с Западом?

- Не переругаться. Мы проводим независимую внешнюю политику в интересах граждан России. Независимым быть все равно выгоднее. Потому что если ты зависим, на тебя постоянно будут перевешивать свои проблемы, что с успехом США и делают.

- Люди чувствуют, что Россия опять превращается в страну-изгоя, опасаются проблем с визами в Европу.

- Я не думаю, что будут какие-то проблемы с получением виз. Более того, спросите людей, которые были в Европе, они чувствуют, что к ним отношение, как к изгоям? Нет. Просто еще со времен окончания Второй мировой войны в отношении нашей страны Западом была разработана политика сдерживания, чтобы не давать развиваться. Советского Союза давно нет, а эта политика осталась.

- Получается, что все бы у нас было хорошо, только постоянно враги мешают.

- У нас все и так неплохо. Того уровня доходов, который был у граждан России в последние 10 лет, еще никогда в нашей стране не было.

- А, например, у жителей Швейцарии никогда не было таких низких доходов, как у россиян.

- А вы не хотите сравнить с Китаем, у населения которого отродясь не было таких высоких доходов, как у нашего, хотя это теперь первая экономика в мире? Давайте сравнивать корректно. Имеет значение размер территории, количество населения, ресурсов, история. Давайте сравнивать наши доходы с производительностью труда, с эффективностью каждого на своем рабочем месте. Дело надо делать, и думать о том, как быть эффективнее, больше зарабатывать.

«Майдан – это не демократия»

- Вводя санкции против России, Запад действительно думал, что мы вернем Крым?

- Они в это до сих пор верят.

- А, может, тяжба уже давно идет за Новороссию, а не за Крым?

- За Новороссию не может быть тяжбы. Путин три раза публично сказал, что мы заинтересованы в территориальной целостности Украины, в том, чтобы нашим соседом была нормально развивающаяся страна, а не разваливающаяся на куски.

- Но возможна ли целостность при таком внутреннем раздрае на Украине?

- Эту проблему не решить за год или за два. Изъян в свою политическую систему Украина заложила не в 2014 году, а еще в 2004-м, когда ради победы Ющенко была нарушена Конституция и объявлен третий тур президентских выборов. Как только страна начинает жить не по закону, начинаются проблемы.

- А вы помните, как у нас нарушали законы в 1993-м году?

- 1993-й год, да. Мы сумели это пережить, сделать выводы. А Украина не смогла сделать выводы не из 2004-года, ни, как показывает практика, из 2014-го. У нас был конституционный кризис, но мы его преодолели. Мы прекрасно поняли, на какой грани оказались. И, я вас уверяю, Россия на этой грани больше не окажется. Мы в этом смысле значительно более зрелая демократия, чем Украина.

- И все же давайте представим, что у нас на Красную площадь выходит толпа и начинает жечь покрышки. Как себя поведет власть?

- Я думаю, люди с покрышками не вышли бы на Красную площадь. У нас хорошая полиция.

- Глядя на майдан, можно ли сделать вывод, что слишком много демократии – это вредно?

- Майдан – не демократия, это узурпация власти, имитирующая демократию. В настоящей демократии источником власти является народ, а не майдан. Потому что на майдане могут собраться представители одной социальной группы, которая вообще в меньшинстве. Любой, кто может собрать майдан, и является правителем Украины. Граждане Украины голосовали за Януковича. Приходить убивать Януковича и ловить его, как зайца, по всей Украине – это преступление, государственный переворот.

«Россияне не примут дворцовый переворот»

- Президент недавно сказал, что наша элита – это не толстосумы, а рабочие и инженеры. Какая же тут элитарность при средней зарплате в 20-30 тысяч рублей?

- Во всем мире инженеры – это элита. Они создают национальное благосостояние, развивают экономику.

- А те, кто имеют с экономики дивиденды? Они кто?

- Это не элита, это аристократия.

- Можно ли сейчас ждать усиления борьбы в политической элите или аристократии?

- Там конкуренция не прекращается ни на секунду.

- За близость к президенту?

- Конкуренция всегда идет за различного рода ресурсы.

- Путин недавно пошутил, что в России невозможны дворцовые перевороты, потому что нет дворцов. Это значит, что президент абсолютно уверен в своем ближайшем окружении?

- Наш народ не примет ни один такой дворцовый переворот. На Украине переворот произошел при молчаливой апатии населения. В России это невозможно. У нас совершенно другие взаимоотношения власти и общества.

- Не считаете ли вы опасным то, что у нас в политике мало новых лиц?

- Я не считаю проблемой, когда один политик долго находится во власти. Более того, мировая история имеет огромное число примеров, когда политик находился десятки лет во власти, и это шло на пользу стране. Мы можем вспомнить Рузвельта, Аденауэра, де Голля. Голлисты до сих пор серьезная политическая сила. За Ангелу Меркель голосуют те, кто верен традициям Адэнауэра. Я думаю, что еще многие десятилетия те, кто станет управлять Россией, будут преемниками Путина. Поясню. Я считаю, что те правила в политике, которые ввел Путин, будут и дальше определяющими в силу того, что их воспринимает и население, и политический класс. И все, кто через десятилетия будут возглавлять Россию, в любом случае будут строить свою политику по этим правилами.

- Что нас ждет в политическом плане в этом году?

- Наступивший год – это начало истории о новом миропорядке. Невозможно жить с одним центром силы. Очевидно, что все большее количество стран не устраивает то, что США, которые считают себя гегемоном, управляют миром через хаос. Посмотрите, что творится на Ближнем Востоке, в Афганистане, Ираке, Ливии, на Украине.

А внутри России этот год - точка отсчета для нового этапа развития политической системы. Крымский консенсус создал гораздо больше возможностей для развития политической конкуренции. Ведь нет задачи подавить инакомыслие. Можно быть любым жестким оппозиционером, как угодно критиковать и власть, но при этом быть патриотом России. Посмотрите, как жестко могут конкурировать между собой республиканцы и демократы в США. Но и те и другие – патриоты США. И любой, кто там говорит «я вне системы, эта страна – дрянь», не имеет никакого шанса выйти из маргиналов в большую политику. Вот так должно быть и у нас.

ДОСЬЕ «КП»

Константин Костин родился в 1970 году. Окончил факультет журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, работал штатным корреспондентом в различных СМИ. С 1992 года — исполнительный директор Агентства рыночных коммуникаций «Метапресс». В 1993 году - соучредитель рекламного агентства «Бюро общественных связей «Союз», в 1993 - 1994 годах - его президент. С 1994 года работает в банке «Менатеп», в том числе на должность вице-президента.

Организовывал пиар-сопровождение многих региональных избирательных кампаний в России и на Украине.

1998-1999 годы - директор департамента по экономике и управлению проектами СМИ и рекламы ОАО «Системы масс-медиа» АФК «Система» Владимира Евтушенкова.

В 2011 году назначен начальником управления президента по внутренней политике.

В мае 2012 года уходит из Кремля и основывает Фонд развития гражданского общества. Советник первого замглавы Администрации президента Вячеслава Володина.

Елена Кривякина