Публикации

  |  09 декабря, 2020   |   Читать на сайте издания

Константин Костин: в Кремле не будут «дружить» с неэффективным губернатором

 

Фонд развития гражданского общества (ФоРГО) готовит итоговый рейтинг эффективности губернаторов. Глава фонда Константин Костин рассказал «АиФ» об итогах года и прогнозах.

Александр Колесниченко, «АиФ»: Вы используете массу данных, поэтому рейтинги эффективности региональных глав ФоРГО считаются одними из самых интересных. Какое место при составлении рейтингов занимает оценка губернатора жителями региона?

Константин Костин: Наш продукт — интегральный, в нём учитываются данные по 5 модулям, но основа всего исследования — социология. Граждане при проведении соцопросов (используется исследование «Георейтинг» ФОМ, 57 000 респондентов при погрешности 1 %) сами дают оценку положению дел в регионе, высказывают своё мнение о происходящих изменениях, ну и конечно, оценивают непосредственно работу главы региона.

 

При составлении рейтинга мы также анализируем статистические данные, сообщения СМИ, а также учитываем мнения экспертов, и федеральных, и региональных.

 

Методика рейтинга устоялась, но в зависимости от, например, политической ситуации в стране, возможно включение дополнительных модулей. К примеру, во время проведения избирательных кампаний в регионах нами был введён так называемый КОЛ-фактор («Конкурентность-Открытость-Легитимность») — поправочный коэффициент, отражающий оценку того, насколько главе региона удалось обеспечить необходимые условия для проведения открытых, конкурентных и, как следствие, легитимных выборов. В 2014 г. под его воздействием были снижены, в частности, позиции губернаторов Нижегородской, Липецкой, Тульской областей.

 

Также на позицию того или иного губернатора в рейтинге могут оказать влияние те или иные резонансные события, происходящие в регионе. От действий высших должностных лиц в сложившейся ситуации зависит и информационный фон, и позиции экспертов, и, что самое важное, отношение граждан к власти. Зачастую общественные организации, «поднимая» проблему, аккумулируют все эти факторы, становятся «рупором». Так,например, серьёзная критика со стороны Общероссийского народного фронта в этом году привела к негативному воздействию на рейтинги глав Сахалина и Рязанской области, а показатели руководителей(уже бывших — прим. ред.) Новосибирской и Брянской областей просто обрушились под воздействием этого фактора

 

— Когда речь заходит об эффективности глав регионов, «злые языки» говорят: рейтинги начинают подменять выборы, да и знаем мы эту эффективность — зависит от того, как налажены отношения с людьми в Кремле.

 

— Выборы — лучшая оценка эффективности власти. Но вы же не будете проводить выборы раз в два месяца, а социологическое исследование — можете

Социология, отражающая мнение граждан, статистика, позиция журналистов, аргументы экспертов — это то, что позволяет сегодня, не проводя выборы, получать в значительной степени реальную картину того, как обстоят дела в регионе. Это нужно и федеральной власти, и субъектам.

«Злые языки» говорят очевидные вещи: губернатор — это не только управленец, но и политический лидер субъекта. Чтобы быть эффективным, ему необходимо выстраивать отношения, коммуникации — с гражданами, элитами региона, федеральным центром. На включение региона в те или иные, скажем, целевые, программы влияют в первую очередь эффективность и компетентность.

Поэтому несерьёзно говорить, что кто-то в Кремле будет «дружить» с неэффективным губернатором или «прикрывать» плачевное положение его региона. Поверьте, о вопиющих случаях, когда человек завалил работу, но прекрасно чувствует себя на своём посту, потому что у него с кем-то в Москве особые отношения, мне не известно.

— В экономике проблемы, социальное самочувствие граждан может серьёзно ухудшиться. Как это скажется на оценке губернаторов? В Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах переходят на выборы глав региональными парламентами. Может получиться так, что стране в целом будет не до выборов, и их опять везде отменят?

— Если жители региона будут видеть, что власть работает эффективно, действует в их интересах и наилучшим образом в сложившихся обстоятельствах, реализует действительно необходимые программы развития, обеспечивает качественный доступ к госуслугам, информирует население о своих планах, то у руководителей всё будет в порядке и с рейтингами, и в итоге с уровнем поддержки граждан.

Что касается изменений системы выборов в Тюменской области, которая является сложносоставным субъектом (куда входят ХМАО и ЯНАО — прим. ред.), — здесь особый случай, а оснований для повсеместного отказа от прямых выборов я не вижу. Более того, я считаю, что прямые выборы позволяют серьёзно укрепить доверие к власти. Таким образом жители берут на себя долю ответственности за то, что потом тот или иной избранный руководитель делает. Это один из важных кирпичиков стабильности в обществе в целом. Давайте ответим на вопрос: отказ от выборов обезопасит от политических потрясений или, наоборот, создаст новые риски, загнав проблемы региона глубоко внутрь? И далее они будут оказывать долгосрочное негативное воздействие на социальное самочувствие, выплёскиваться в самых неприятных формах? Это очень серьёзная развилка. Надеюсь, что не дойдёт до ситуации, когда вновь — на фоне угроз — потребуется отказ от выборов. А без реальных угроз частые изменения правил работы политической системы лишь добавляют нестабильности.

— Каков прогноз на следующий год: будут ли досрочные отставки? Какой будет «атмосфера» к единому дню голосования в сентябре?

— В уходящем году прямые выборы прошли в 30 регионах, везде уверенно победили действующие губернаторы или назначенные исполняющими обязанности взамен отставленных. Как мы и прогнозировали, конкурентные сценарии, когда победитель выборов неизвестен заранее и кандидаты всерьёз борются за первое место, реализовались лишь в двух регионах — в республиках Алтай и Якутия. Это нормально: когда прямые выборы проходят впервые, преимущество всегда у кандидатов от власти. Получить известность, накопить необходимый авторитет, выстроить отношения с элитами и, в конечном счёте, стать серьёзным претендентом на губернаторство оппозиционному политику, как правило, удаётся не сразу: нужен опыт и ежедневная политическая работа. В следующем электоральном цикле, то есть через пять лет, уже в большинстве из этих 30 регионов выборы пройдут по конкурентным сценариям. Думаю, что многие претенденты обозначатся по итогам думских выборов 2016 г., оппозиционер, победивший в одномандатном округе, безусловно, становится почти готовым кандидатом на пост губернатора соответствующего региона. Далее, через несколько электоральных циклов, количество конкурентных выборов в регионах вновь сократится в пользу референдумных (когда лидер очевиден, а борьба разворачивается, например, за второе место — прим. ред.) на уровень примерно в 15–20 %, система окончательно устоится. Это нормальный процесс.

В следующем году в 11 субъектах Федерации предстоят выборы депутатов парламентов, ещё в 11 — выборы губернаторов. Это Брянская, Калининградская, Калужская, Кемеровская, Пензенская, Ростовская, Тамбовская области, Еврейская автономная область, республики Марий Эл, Татарстан, Чувашия. Возможны разные сценарии (в том числе, отставки и уход действующих губернаторов с назначением новых и. о. — прим. ред.). Не будем загадывать. Очевидно, что у действующих глав регионов, назначенных и. о., будет преимущество. Кандидаты от власти получают существенный электоральный бонус, они воспринимаются как поддержанные президентом, а его рейтинг доверия находится на очень высоком уровне, и этот фактор будет решающим на региональных выборах в следующем году. Мы живём в период, когда наша политическая система в целом сформировалась, но отработка отдельных механизмов, политических практик нам ещё предстоит.