Публикации

  |  29 октября, 2020   |   Читать на сайте издания

Есть ли в России политзаключенные?

О политзаключенных
С понятием «политического заключенного» все просто — это люди, которые преследуются за выражение своих политических взглядов. Наличие или отсутствие в законодательстве специальных статей, которые делают возможным такое преследование, по сути является водоразделом между свободным и несвободным обществом. В России есть свобода совести, поэтому убеждения человека не могут стать причиной для уголовного дела. В Советском Союзе было иначе: бесконечно разоблачались «враги народа» или ведущие «антисоветсткую деятельность» — сам этот термин четко указывает на политическую мотивированность судебных решений. Когда диссиденты вышли в 1968 году с плакатом «За нашу и вашу свободу!» против введения в Чехословакию войск СССР, проблема была не в том, что акция состоялась на Красной площади. Они точно также могли развернуть плакат в собственном дворе и все равно бы подверглись преследованию. В этом отличие Союза от сегодняшней России: на согласованных митингах звучат оппозиционные лозунги и это не становится причиной преследования. В России есть возможность выражать любую оппозиционную точку зрения и в СМИ и на массовых мероприятиях. Поэтому проведение параллелей с советскими репрессиями попросту неуместно.
 
О тех, кто выдает себя за политзаключенных
Сегодня в России нет политических заключенных, нет людей, основанием преследования которых стала их политическая или общественная деятельность, их взгляды и убеждения, а не какие-то иные деяния. И в США, и в Европе, и в России есть люди, которые являются акторами политической и общественной жизни, но получают наказание за правонарушения, не связанные с их политической деятельностью. Если в Советском Союзе была отдельная статья за инакомыслие, по которой люди попадали в места лишения свободы, то сегодня политическая активность не имеет значения. Сегодня люди отвечают перед судом за уклонение от налогов, хулиганские действия и иные деяния. Некоторые, чтобы отвлечь внимание от своих правонарушений, пытаются сказать, что их преследование связано с их общественной позицией, которая является оппозиционной, не нравится властям. Но тот факт, что человек занимается политикой и общественной деятельностью, не является презумпцией невиновности. Так же как и все остальные граждане он должен соблюдать закон. Например, активистов «Гринпис» арестовывают по всему миру, и в Великобритании, и во Франции, потому что их акции часто носят провокационный и хулиганский характер. На участников Occupy Wall Street было заведено 1,5 тысячи уголовных дел за нарушение законов США. Часто забывается, что в России есть случаи, когда представители парламентских партий и партии власти, несут наказание за свои правонарушения.
 
О диалоге с властью
Нельзя выделять политиков, общественных деятелей и оппозиционеров в отдельную касту и применять к ним другие подходы, писать под них отдельные законы. Закон един для всех. Важно соблюдать принцип справедливости. Нельзя отдавать приоритет каким-то заключенным только потому, что кто-то называет их политическими. Демократия — это не только определенная политическая система, которая гарантирует права и свободы человека, но и форма организации государства. У любого демократического государства есть полицейская функция. На правонарушения необходимо реагировать в соответствии с законом независимо от того, носителем какой политической идеологии является нарушитель. Фонд «Общественное мнение» провел исследование, согласно которому половина россиян считает возможным повторение политических репрессий 1930-х годов, которые затронули значительную часть населения. Общество, и советское, и российское до конца не осмыслило это явление. Были и признание ошибок, и «Возвращение имен», и реабилитации, но события 1930-х еще не пережиты нашим обществом. Пока этого не произойдет, россияне будут опасаться повторения подобных событий. Как у Высоцкого: «Эх, Гиська, мы одна семья - вы тоже пострадавшие! Вы тоже - пострадавшие, а значит - обрусевшие: мои - без вести павшие, твои - безвинно севшие».