Публикации

  |  29 июня, 2021   |   Читать на сайте издания

Сетевые подключения

Глава Фонда развития гражданского общества Константин Костин — о ключевых особенностях выборов на фоне пандемии.
 
Избирательная кампания 2021 года пройдет в уникальных условиях. Старт активной фазы совпал с пиком третьей волны коронавируса в России, когда в жизнь граждан вновь вернулись едва позабытые ограничения. Власти, преодолевая сопротивление, проводят широкую кампанию по вакцинации, а информационная война между сторонниками и противниками прививок накаляется с небывалой силой.
 
Сегодня политические партии находятся в ситуации, когда они вынуждены в максимально короткие сроки принимать решения о кардинальной трансформации кампании. Ведь, по самому оптимистичному прогнозу санитарных врачей, третья волна коронавируса пойдет на спад не раньше чем через четыре-шесть недель. Но и потом коронавирус не исчезнет, а пандемия не завершится в один день. И в предложенных реалиях надо уметь жить, работать и выигрывать.
 
Одна из первых трудностей, с которыми столкнулись политические партии в России, — это проведение предвыборных съездов в условиях, когда одновременно нужно соблюсти все юридические процедуры, требования санитарных врачей и местных властей и не попасть под критику оппонентов за пренебрежение мерами безопасности. Отказаться от проведения съездов совсем — нельзя, провести онлайн — пока невозможно (хоть Минюст и не исключает этого в будущем), а проводить съезды так, будто и нет никакой пандемии, — лицемерно и опасно, ведь это может привести к потере электоральной привлекательности.
 
«Единая Россия» проводила свой съезд первой среди парламентских партий, тем самым задавая тренд. ЕР была вынуждена почти в три раза сократить число делегатов, чтобы в соответствии с указом мэра Москвы Сергея Собянина на мероприятии присутствовало не больше тысячи человек. Допуск на съезд осуществлялся только после сдачи ПЦР-теста, всем присутствующим выдавали маски, а к подготовке самого съезда привлекались сотрудники Роспотребнадзора и департамента здравоохранения Москвы. Сложно назвать принятые ЕР меры излишними, ведь в нынешней ситуации противоэпидемиологические требования лучше выполнить с запасом, чем пожертвовать репутацией и, самое главное, здоровьем. ЛДПР во время проведения своего съезда также старалась сохранить баланс между юридическими требованиями и требованиями санитарных врачей — в зале съезда соблюдалась дистанция, а делегаты в большинстве своем не пренебрегали средствами индивидуальной защиты.
 
Своего рода исключениями стали КПРФ и «Справедливая Россия — За правду», которые в силу разных причин пошли по пути формального соблюдения санитарных требований. А значительная часть делегатов обоих съездов повела себя, словно ковид-диссиденты: не надевала маски и не соблюдала дистанцию. Такое попустительство может сыграть с обеими партиями злую шутку, ведь избиратель лицемерия не терпит. Достаточно вспомнить выборы президента США, когда американцы не простили Дональду Трампу его несерьезного отношения к угрозе коронавируса.
 
Еще один аспект избирательной кампании, на который третья волна коронавируса оказала сильнейшее влияние, — это работа «в полях». Сейчас можно с уверенностью говорить, что полевая деятельность на этом этапе кампании в привычном виде невозможна. Массовые мероприятия либо серьезно ограничены численностью, либо вовсе запрещены. И хоть встречи с небольшими группами избирателей и агитация «от двери к двери» не запрещены, работу партий в офлайне из-за угрозы распространения коронавируса избиратели могут воспринять весьма неоднозначно. А это несет в себе существенные риски. Поэтому политическим партиям придется проявлять небывалый креатив, переводить всю полевую работу в онлайн и развивать различные эффективные формы сетевых коммуникаций с избирателями.
 
И не исключено, что во время именно этой избирательной кампании на первый план в политических технологиях выйдут те из smm-специалистов и интернет-технологов, кто предложит методики, способные конвертировать работу в Сети в количество голосов на избирательных участках.
 
Работая в онлайне, партии могут ошибочно следовать по пути наименьшего сопротивления — например, рандомно заказывать рекламу (в том числе и нативную) у блогеров-миллионников и селебрити, чтобы тем самым повысить охваты продвигаемых постов. Но количество охваченных пользователей в таком случае вряд ли конвертируется в качество. Если условная Ксения Собчак на своей богемной странице в Instagram с 8 млн подписчиков среди постов про дорогостоящие ювелирные украшения и фото с Мальдивских островов вдруг расскажет, что та или иная партия/кандидат готовит превосходный по своей гениальности проект, который решит миллион насущных задач семей с детьми, то ни партии, ни кандидату это пользы в практическом смысле не принесет никакой. Реакция может быть если не нулевой, то негативной. Органичным будет появление такого поста в десяти небольших пабликах, где общаются в основном домохозяйки. А скрупулезная работа с площадками, где собрана устойчивая, сплоченная аудитория, объединенная общими интересами и заботами, требует больших ресурсных затрат, как человеческих, так и материальных.
 
При коллаборациях с известными в Сети людьми партиям и кандидатам также необходимо следовать главному правилу — быть органичными. Искренность, откровенность, открытость — вот что ценится и вызывает доверие, причем не только во время избирательной кампании. Точечной настройки потребует и агитация в мессенджерах. Бездумно присылать в различные группы свою предвыборную программу бессмысленно. Важно уметь ювелирно настраивать таргетинг, создавая эффект ненавязчивого присутствия, чтобы не просто сохранить электорат, но и, быть может, существенно расширить его.
 
Однако не вся избирательная кампания будет в онлайне. К моменту, когда пик третьей волны пройдет, останется еще достаточно времени на работу на земле. И вот тогда — последние три-четыре недели до дня голосования — партиям придется работать по принципу «день за три», чтобы решить задачу мобилизации сторонников и привлечения ситуативного электората. Делать это будет крайне сложно, ведь повестка будет перенасыщена агитацией в СМИ, интернете и на улицах. Преимущество будет за большими политическими машинами, имеющими опыт работы в полях, в менее выгодном положении окажутся новички.
 
При этом успех избирательных кампаний партий будет зависеть не только от грамотных технологий, но и от умения работать с актуальной повесткой. А актуальными вот уже второй год остаются темы коронавируса, медицины, ограничительных мер, закрытых границ и сейчас — вакцинации. Та партия, которая будет своевременно отвечать на запросы избирателя и быстрее предложит реалистичный образ будущего «после ковида», неизбежно сконцентрирует внимание на себе. Та партия, которая сможет максимально точно реагировать на стремительно меняющуюся ковидную повестку, никогда не останется на периферии.
 
Кстати, ошибочным было бы предполагать, что работать с ковидной повесткой проще всего «Единой России» как партии власти. Да, у ЕР, имеющей наибольше представительство в Думе, способов реагировать на ковид-действительность больше. Однако большие возможности — это всегда большая ответственность и большие риски. Опыт западных стран доказывает, что ковидная повестка — благодарная почва для работы оппозиционных сил. Однако в России оппозиционные партии пока крайне вяло и неоднозначно реагируют на коронавирусную повестку.
 
Например, КПРФ в попытках завоевать симпатии тех, кто выступает против массовой вакцинации, лишь критикует действующую власть, при этом не предлагает никакой конструктивной альтернативы взамен.
 
В Москве, где день за днем фиксируются рекорды по количеству смертей от коронавируса, коммунисты проводят митинги против принудительной вакцинации, которой де-юре в России и нет, вместо того, чтобы организовать кампанию по оказанию юридической помощи всем тем, кто был незаконно уволен из-за отсутствия прививки. Любопытно, что в уставе КПРФ сказано, что главная цель партии — построение социализма, то есть общества, основанного в том числе и на принципах коллективизма, когда решения принимаются исходя из мнения большинства. Видимо, нынешние коммунисты уже и не помнят, как в СССР прививали москвичей от черной оспы.
 
Пытаются подступиться к теме вакцинации и справедливороссы. Правда, делают это весьма экстравагантно — так, на прошлой неделе депутат ГД Федот Тумусов обратился в правительство с предложением заключать со всеми вакцинировавшими гражданами страховой договор на 10 млн рублей. Если в России привьется, скажем, 50% населения — около 73 млн человек, то сумма всех страховых договоров получается просто астрономической, что делает идею СР нереализуемой.
 
Нет пока заметной реакции партий и на ситуацию вокруг Краснодарского края, который потенциально может стать точкой роста негатива. С 1 августа регион с главными летними курортами страны будет закрыт для непривитых россиян. Уже сейчас туроператоры сообщают о массовых отменах бронирований.
 
Участники нынешней избирательной кампании действительно столкнулись с уникальными проблемами на старте, при этом говорить, что возникающие проблемы непреодолимы, не стоит. Умение адаптироваться в стремительно меняющихся обстоятельствах, воспринимать вызовы и адекватно отвечать на них — станет главным фактором, определяющим результаты нынешних выборов в Госдуму.
 
Автор — глава Фонда развития гражданского общества.