Публикации

  |  10 сентября, 2020   |   Читать на сайте издания

Итоги и уроки выборов в Мосгордуму

О трансформации городского парламента и «золотой акции» ситуативного электората. 

В комментариях последних дней об итогах выборов в МГД почему-то совершенно игнорируются электоральная история и реальные предпочтения политически активных москвичей, которые, собственно, и решают, каким будет состав гордумы очередного созыва. Конечно, говорить о просчетах штабов, рассуждать о политических раскладах в стиле «акции вверх или вниз», назначать виновных и хвалить непричастных - дело занимательное, однако совершенно не дает ответа на вопрос, что произошло и что может быть дальше. 

На самом деле одним из главных итогов этих выборов стало то, что они зафиксировали окончательную трансформацию из доставшегося в наследство лужковского архаичного формата «карманной» гордумы к формированию современного представительного органа, который сегодня имеет ресурсы (главный из которых - легитимность) для того, чтобы стать точкой согласования и учета интересов горожан при принятии и реализации важнейших экономических, социальных и политических программ и решений. 

Необходимость изменений в структуре и принципах формирования столичного парламента стала очевидна в октябре 2009 года, когда итоги выборов в МГД спровоцировали затяжной политический кризис. Напомню, тогда парламентская оппозиция покинула зал пленарных заседаний ГД в знак протеста против нарушений на выборах в Москве. Отсутствие массовых акций протеста тогда можно объяснить только резко отрицательным отношением москвичей в то время к такому виду политической активности. Разрешилась ситуация только после вмешательства президента, который лично встретился с лидерами партий и пообещал разобраться в ситуации. Действительно, результат ЕР в 91% мало соответствовал политическим предпочтениям москвичей, которые они демонстрировали на федеральных выборах. Это было очевидно всем. 

Политический ландшафт столицы последние 15 лет, по данным многолетних социологических исследований и итогам выборов разного уровня, достаточно стабилен и выглядит следующим образом: 50% лоялисты, поддерживающие власть, 25% убежденные сторонники различных оппозиционных сил, 25% ситуативные избиратели, в зависимости от медийной, социальной или политической повестки примыкающие то к одной, то к другой стороне. 

Собственно в 2014 году команда С.Собянина начала работу по трансформации лужковской мосгордумы - увеличение уставной численности, серьезная кадровая ротация, смена спикера, расширение партийного представительства, создание второй колонны для лоялистов - не сторонников партии власти - вот основные итоги той кампании. ЕР получила 62% вместо 91% пятью годами раньше. Напомню, что это результат получен в год крымского консенсуса, на волне которого большинство ситуативных избирателей присоединились к «Единой России». 

На этом фоне нынешние 55% смотрятся как вполне приемлемый результат. На этих выборах ситуативный электорат ожидаемо качнулся влево. Пенсионная реформа, повышение платы за капремонт, реновация - такие процессы всегда и везде работают на социалистов. Сумеют ли они удержать эти позиции или через 5 лет ситуативный электорат вернется к партии власти, зависит от результатов работы каждого. 

Повлияет ли такая модель как-то на качество госуправления? Звучит много мнений о снижении управляемости политическими процессами в столице. Любопытно, что большинство критиков при этом исходят из лужковской пропорции как некой идеальной модели. Как будто речь идёт о сельской местности или национальной республике, а не о современном мегаполисе. 

Большинство, полученное ЕР, создаёт устойчивую базу для принятия необходимых решений и созданий коалиций в случае необходимости. Тем более, что многие оппозиционные депутаты уже заявили о готовности к конструктивной совместной работе. Собственно такая модель позволяет успешно взаимодействовать законодательной и исполнительной власти в крупных российских мегаполисах, о чем свидетельствует современная политическая практика: так, в городской Думе Екатеринбурга представленность единороссов – 53%, в Совете депутатов города Новосибирск – 64%, а в городской Думе Нижнего Новгорода – 66%. 

Важно, что в результате трансформации Москва получила парламент с гораздо более адекватным распределением мест между ЕР и парламентской оппозицией - в чем-то напоминающий Госдуму, только вместо ЛДПР здесь Яблоко. 

Константин Костин