Публикации

  |  31 июля, 2020   |   Читать на сайте издания

Про сбор подписей и не только

Все помнят шутку про то, что нельзя быть «немного беременной», многие думали, что нельзя быть наполовину либералом, но политическая турбулентность, в которую затягивается все большее число персонажей в последние недели показала, что наши либералы хотят быть именно такими: только наполовину, ровно тогда, когда им это выгодно, выгодно же им все чаще, особенно с приближением единого дня голосования.
 
Обычно, среднестатистический либерал в классическом понимании искренне и убежденно ратует за правовую конструкцию «закон один для всех». Именно либералы - самые рьяные противники любых исключений из законодательства, какими бы благими целями они не оправдывались. Но июль 2019 года показал (впрочем как и другие месяцы тоже, а июль с особым надрывом), что для нашей российской либеральной публики красивые «звонкие» идеи нужны только для тиражирования их в медийном пространстве и «промывки» мозгов мальчишкам и девчонкам, которые узнают мир, формируют себя как личности и принимают решение о своей судьбе (тему отчета о выполненной работе перед своими заказчиками здесь вспоминать не будем). Именно для работы с молодой категорией граждан либеральные идеи особенно хороши – почва благодатная, но когда требование равенства закона для всех начинает касаться самих либералов - здесь просыпаются те самые чертики из табакерки, собственные «хотелки» становятся важнее и главнее любых законов.
 
Сложилась странная ситуация, когда общество призывают не выполнять требования закона (хорошего или плохого, но это уже другая история). Но, как ни странно, это оказалось позволительно только для определенной категории – для тех, кто борется с системой. Обвинять власть в противозаконных действиях, при этом самим нарушать закон – это ли не пример абсолютно неприкрытого политического оксюморона?
 
Если немного заглянуть в предысторию, то развитие событий, которые произошли из-за несобранных подписей, проектировали сами «борцы за правду»: уже до начала подписной кампании они понимали, что задача может оказаться непосильной. Поэтому, говоря военным языком, и началась артподготовка к предстоящему провалу. Понимая, что подписи собрать или не получится, или будет зафиксирован критический объем погрешностей, или просто лень заниматься сложным и неблагодарным делом, общественное мнение начали формировать издалека и загодя, так что к моменту самого провала никто уже не сомневался в якобы злых кознях избиркомов. Хотя некоторые эксперты говорят о том, что оппозиция никакие подписи собирать то и не планировала - дорого, трудоемко, рутина, одним словом. А они трибуны, пламенные борцы, которым не по статусу на земле копошиться. "Пусть начинающие вместе с единороссами идут «в поле», а нам и на броневике неплохо, ветрено, но уютно". Заодно будет повод оппонентов покритиковать и самим примерить личину мучеников, когда выяснится, что за ними ничего нет кроме надувательства щек и обманщиков никто на выборы не пустит, замечу, по закону. И вот что-то мне подсказывает, эти эксперты близки к истине. Думаю, что модель была такая: «немного пособираем эти самые подписи публично, под камеры, сфотографируем, отметимся в сети - типа алиби, остальное дорисуем, т.к. собрать честно не можем (не умеем, не хотим, денег жалко - можно выбрать любой вариант), а когда за руку поймают, будем бузить». Тем более, что по ходу дела заклинания, которые транслировали независимые кандидаты в народ, повлияли и на их собственные умонастроения: они стали верить в свои же методички. Многие из них настолько вознеслись над собственными сторонниками, что просто перестали чувствовать не только связь с землей, но и оказались столь жестокими, что повели людей на столкновения с правоохранителями (точно зная, что столкновения будут), а попутно и проморгали «молодую поросль», которая сегодняшних вождей протеста легко «сделала» и пошла на выборы без визгов и прочей псевдополитической мишуры. Неприятную шутку сыграла с либералами политическая судьба-злодейка. Опасаюсь, что тех представителей либеральной оппозиции, кого зарегистрировали избирательные комиссии, их вчерашние соратники могут обвинить во всех смертных грехах, объявить еретиками и оппортунистами. Ругаться нашим оппозиционерам между собой не привыкать.
 
Раньше говорили, что «пионер должен быть честным и вежливым», но в политическом театре честным нужно быть не только перед собой, но и перед теми, кто в тебя поверил, кто хочет жить по понятным и открытым правилам, которые ты же и проповедуешь. Думаю, что многим сторонникам либеральной политической секты, на самом деле, оказались непонятны лозунги и требования, суть которых «нечестна», двойственна:  сегодня митингами и уличными шествиями можно потребовать, чтобы зарегистрировали кандидатами тех, кто не собрал подписи, а следовательно завтра можно, например, потребовать, чтобы после проигрыша в день голосования проигравших назначили депутатами, значит потом им может понравиться твоя квартира, твоя машина, твои дети, и они их заберут также, путем уличных акций?
 
Одной из характеристик общества является наличие взаимоприемлемых и взаимовыработанных правил, которые жизнь в обществе регулируют. Они могут нравиться, а могут не нравиться, однако должны исполняться до тех пор, пока действуют и не изменены опять же взаимоприемлемым способом. Как только регулятором отношений внутри общества становятся не правила, а желания, эмоции и личные устремления любых форм и мотивов, общество перестает быт обществом и становится просто стаей.
 
 
 
Председатель правления Фонда развития гражданского общества Константин Костин