Публикации

  |  28 августа, 2017   |   Читать на сайте издания

Константин Костин: система выборов в России должна быть максимально дружелюбной для избирателя

Москва. 28 августа. INTERFAX.RU - О раскладе политических сил перед Единым днем голосования 10 сентября, почему нет активной борьбы между кандидатами на посты глав регионов и в состав региональных парламентов, о перспективах оппозиции, а также о том как повысить явку на выборах и какие изменения необходимы в законодательстве о муниципальном фильтре рассказал в интервью "Интерфаксу" близкий к Кремлю эксперт, специалист в сфере политтехнологий, глава Фонда развития гражданского общества Константин Костин.
 
- Константин Николаевич, в чем особенность Единого дня голосования 10 сентября, как вы оцениваете ход самой кампании, ситуацию по губернаторским выборам, выборам в региональные парламенты и муниципалитеты?
 
- Главная особенность этой кампании в том, что она проходит в преддверии выборов президента РФ. Мы наблюдаем, что в регионах большинство выборов проходят по референдумному сценарию, то есть, победители понятны заранее, борьба, если и идет, то лишь за вторые места.
 
Почему предвыборная кампания по выборам глав регионов довольно скучная - очевидно. Перед федеральными выборами многие региональные политические деятели, в том числе оппозиционные, представители различных элитных групп, как политических, так и финансово-промышленных, предпочитают "пропустить ход", поскольку ожидают больших выборов, большого консенсуса новой властной конструкции.
 
Поэтому сейчас никто лишний раз тратить силы не хочет, поскольку непонятен приз. Многим было бы досадно, если выяснится, что предмет борьбы не имеет той цены, на которую было брошено столько усилий. Все ждут, когда пройдут президентские выборы, когда определится состав правительства, и как вообще будет выглядеть конструкция властной вертикали в различных составляющих - экономической и политической.
 
Это нормальная ситуация. В нашей стране всегда региональные выборы, проходящие в канун президентских, отличаются несколько сниженной конкурентностью.
 
Еще одна причина в том, что существенно изменилась и институциональная среда, и политические нравы. Многие выборные технологии, сами подходы к организации кампаний и контркампаний перестали работать. Так, в частности, кратно снизилась эффективность компромата, "черного PR". Политики, политические "инвесторы" и политконсультанты стали вести себя во всех смыслах осторожнее.
 
Кроме этого, по сравнению с выборами 90-х снизилась привлекательность должности главы региона для бизнесменов и политиканов. В 1990-х, даже в начале 2000-х годов избранный губернатор мог сделаться полусуверенным "хозяином" территории со всеми вытекающими. Сейчас же во власти наведен порядок, перекрыты многие коррупционные лазейки, на порядок возросла ответственность глав за результаты их действий, они четко встроены в исполнительную вертикаль, у них нет индульгенции от правоохранительных органов, к ним повышенное внимание со стороны СМИ, общественных организаций.
 
- Можно ли ожидать каких-либо сюрпризов на выборах губернаторов?
 
- На выборах глав регионов 10 сентября сюрпризов не ожидается. Везде победят те, кого предложил глава государства в качестве ВРИО региона, или действующие губернаторы, которые заявили о своем выдвижении на очередной срок.
 
Из 16 регионов, избирающих глав в этом году, в двух - в Белгородской области и Мордовии, действующие главы абсолютно доминируют. Серьезной конкуренции им никто составить не может в принципе. Евгений Савченко управляет Белгородской областью с 1993 года, достиг реальных успехов и считается одним из ведущих губернаторов. Мордовией с 1995 по 2012 годы эффективно руководил Николай Меркушкин. Уезжая в Самару, он оставил Владимиру Волкову хорошо работающую "политическую машину".
 
Саратовскую область с 2012 года возглавляет Валерий Радаев. Ситуация там стабильная, есть прочные связи с федеральным центром.
 
В Пермском крае, Новгородской, Рязанской и Ярославской областях, где до последнего времени главы оказались слабыми и вовлеченными в элитные конфликты, Кремль назначил ВРИО людей, не связанных с предшественниками, не отягощенных грузом их ошибок. Электоральных и ресурсных оппозиционеров в этих регионах нет.
 
Сейчас в 10 из 16 регионов, где пройдут выборы губернаторов, либо отсутствует почва для электоральной конкуренции, либо потенциальные конкуренты предпочли "пропустить ход".
 
Непростая ситуация складывалась в Свердловской области, которая из-за своей "сложноустроенности", присутствия множества сильных игроков, никогда не имела "хозяина". Тем не менее все так или иначе отмечают, что Евгению Куйвашеву за пять лет удалось выстроить систему элитных договоренностей, сделавших его фигуру практически безальтернативной.
 
Мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман, победивший на выборах главы областного центра в 2013 году, сейчас остался одиночкой. Он заложник своего публичного имиджа "бойца" и желает хоть как-то привлечь к себе внимание. В 2018 году истекает срок его полномочий, и ему важно оставаться в повестке. Для этого он организовал имитацию кампании по борьбе за губернаторское кресло. Вначале Ройзман якобы согласился на схему выдвижения от "Яблока", зная, что она заведомо незаконна и чревата автоматическим отказом в регистрации. Потом он фактически отказался от сбора подписей, даже не стал открывать специальный счет в банке. Сторонники Ройзмана ждали от него неких действий, но он ограничился перебранкой с главой ЦИК Эллой Памфиловой, не имеющей к его проблемам никакого отношения.
 
В Свердловской области еще перед выборами в Госдуму сложился консенсус городской элитной группы и региональных властей. Поэтому пространства для Ройзмана не было. Всеми своими успехами он как раз административной элите города и обязан.
 
Сейчас есть общие цели у городской и региональной элиты. И у такого кандидата, как Ройзман, шансов нет.
 
Некий конкурентный потенциал есть в Карелии, где кроме ВРИО губернатора Артура Парфенчикова, кандидатом зарегистрирована член "Справедливой России" Ирина Петеляева. Она не сможет одержать победу, но при определенном раскладе способна снизить результат Парфенчикова.
 
Петеляева заняла второе место на выборах мэра Петрозаводска в 2002 году. В прошлом году, баллотируясь в Госдуму, в Карельском округе, заняла второе место (17,5%), уступив Валентине Пивненко (36,5%). Ее могут поддержать председатель партии "Яблоко" Эмилия Слабунова и экс-мэр Петрозаводска Галина Ширшина.
 
В Кировской области кроме врио губернатора Игоря Васильева борьбу за губернаторское кресло будут вести член ЛДПР Кирилл Черкасов и руководитель фракции КПРФ в Заксобрании Кировской области Сергей Мамаев.
 
Мамаев для Васильева опасен меньше. Его успех в Марий Эл в 2015-м году (32,3%), если объективно, не его успех, а следствие непопулярности экс главы региона Леонида Маркелова. Мамаев просто собрал весь его антирейтинг. Черкасов участвовал и в кировских выборах 2014 года и в марийских 2015-го года (в первый раз взял 9,9%, во второй – 7,1%).
 
- Какова статистика участия партийных кандидатов в выборах глав регионов за последние годы?
 
- Мы составили "рейтинг успешности участия партий в выборах глав" Учитывались не только победители, но и занявшие вторые, а также третьи места. За первое место присваивалось три балла, за второе два, за третьи один.
 
В итоговую таблицу попали все партии, кандидаты которых хотя бы один раз занимали вторые места. Таковых набралось 11. Первые четыре места поделили парламентские партии – ЕР, КПРФ, ЛДПР и СР. На пятом-седьмом расположились "Патриоты России", "Гражданская платформа" и "Коммунисты России". Ниже – еще четыре малые партии.
 
- Насколько в нынешней политической ситуации важны муниципальные выборы?
 
- Важны. Особенно для оппозиционных политических сил. Но не все партии выучили политические уроки. Муниципальные выборы в Москве, где мы видим активность, и о чем говорили ранее, будут самые конкурентные выборы за последние 5 лет, и за всю историю столичных муниципальных выборов. Очевиден приз – в 2018 году выборы мэра, и для оппозиционных кандидатов важно иметь возможность собрать подписи.
 
Муниципальные депутаты в Москве имеют очень много полномочий, касающихся благоустройства, решения многих социальных проблем, что волнуют людей в первую очередь.
 
Я всегда говорил, что политика, это работа, на которую ходят каждый день. Если ты имеешь муниципальный корпус, значит, у тебя есть возможность в межвыборный период быть рядом со своими избирателями, показывать результаты своей работы, критиковать то, что делает власть, предлагать альтернативные решения и добиваться их принятия. Это возможность подготовить себе политическую инфраструктуру.
 
Объективно сейчас электоральные возможности представителей несистемной оппозиции сильно ограничены. Бывают ситуации, когда появляются острые проблемы, которые волнуют общество, и оно может быть недовольно тем как эти проблемы решает власть. Тогда появляется окно возможностей для оппозиции.
 
На сегодняшний день в России такой ситуации нет. Опросы за последние 10 лет и электоральная статистика свидетельствуют о том, что четыре парламентские партии плюс "Яблоко" отражают политические предпочтения 85% граждан. Остается 15% на всех остальных – на 70 партий, в том числе на Навального. Среди них либералы, патриоты, националисты. Поэтому вся оппозиция даже теоретически не может объединиться.
 
Несмотря на то, что Навальный стал медийной фигурой, довольно известным, его электоральное поле не расширяется.
 
- Но у оппозиции ограничены возможности агитации, в частности в СМИ, на телевидении.
 
- Везде в мире в межвыборный период на телевидении только та оппозиция, которая кого-то представляет в тех или иных органах власти. Оппозиция, которая все проиграла, мало присутствует в эфире потому, что у людей не так много свободного времени, чтобы тратить его на политику, вернее политическую игру тех, кто ничего не решает. Людей интересуют те, кто принимает решения, от которых зависит их жизнь. И медиа ориентируются на запрос аудитории. А это кто? Это те, кто работает в федеральном и региональном парламенте, те, кто работает в муниципальных собраниях.
 
- Из непарламентских партий, кто-то более-менее активен?
 
- "Яблоко" имеет большую историю, в свое время партия имела статус парламентской. Они и сейчас заметны, хотя и допускают, на мой взгляд, немало ошибок.
 
- А "Партия Роста"?
 
- Они находятся в более уязвимом положении. Практически никто не смог о себе заявить по итогам последних выборов в Госдуму.
 
- В России либерализовали процесс создания политических партий. Сейчас их около 70, но остроты политической борьбы не прибавилось. Может надо ликвидировать те, которые появляются только на федеральных выборах или вообще не участвуют ни в каких избирательных кампаниях?
 
- Сейчас у нас действует система мягкой квалификации. Мы полагаем, что партии, которые не получают заметных результатов в течение трех лет на региональных выборах, даже не выдвигают своих кандидатов, должны перерегистрироваться в общественные организации. Статус политической партии дает определенные права, в частности, по участию в выборах. Если партия на практике не занимается политической работой, не осуществляет функцию политического представительства граждан в органах власти, тогда зачем ей называться партией?
 
- Комитет гражданских инициатив подготовил доклад в котором критикуется механизм "муниципального фильтра" что якобы затрудняет возможность регистрации оппозиционных кандидатов. Нужен ли этот фильтр, нет ли необходимости внести коррективы?
 
- Муниципальный фильтр необходим, но нуждается в "реновации". Идею его отмены мы не поддерживаем, поскольку требование надежно отсекать от выборов авантюристов, политических "рейдеров" и пр. никто не отменял.
 
Губернаторские выборы – это достаточно высокий уровень выборов и он не должен быть легким, но и не должен иметь излишние, трудно преодолимые заградительные барьеры. Все сильные кандидаты должны иметь возможность становиться кандидатами.
 
Надо каким-то образом пересматривать подходы к муниципальному фильтру. С одной стороны, он крайне важен, поскольку стимулирует партии работать на уровне муниципалитетов, с другой - в действующем законодательстве существует ряд норм, которые делают этот инструмент по сути заградительным.
 
На наш взгляд кое-что можно поменять. Сейчас один муниципальный депутат может отдать свою подпись только одному кандидату. Мы предлагаем эту норму убрать – депутат должен иметь право на поддержку не одного, а нескольких кандидатов.
 
Но в первую очередь следует исключить на будущее саму возможность повторения ситуации, когда кандидат парламентской партии, представленной в большинстве муниципалитетов региона, оказывается на обочине. Мы полагаем, что если партия представлена в 25 и более процентах муниципалитетов региона (хотя бы даже одним депутатом), то ее кандидат должен освобождаться от сбора подписей и регистрироваться автоматически. Нам наверняка возразят, что тогда на муниципалов начнут оказывать давление, побуждая их сложить мандаты или партбилеты или, напротив, вступить в какие-то партии. Чтобы сразу поставить этому заслон, надо прописать в законе, что суммарное партийное представительство в муниципалитетах рассчитывается только на основе итогов последних выборов и дальнейшие переходы и пр. во внимание не принимаются. То есть если, к примеру, у тех же коммунистов два года назад в некий горсовет в одномандатных округах избрались два депутата, то два их мандата нужно учесть даже если один с тех пор перешел, скажем, в СР, а другой сложил полномочия.
 
Мы предлагаем законодательно запретить собирать подписей больше, чем необходимо для регистрации кандидата. Сейчас ситуация такова, что к примеру кандидат от "Единой России" может собрать 95% подписей всех муниципальных депутатов. У других кандидатов уже не остается никаких шансов.
 
Это позволит самим муниципальным депутатам решать – достоин тот или иной кандидат его подписи или нет.
 
Что касается собственно "реновации" фильтра, то, во-первых, необходимо снизить его планку. Причем применительно как к общему количеству муниципалов, которые должны подписаться в поддержку выдвижения кандидата, так и к количеству муниципалов второго уровня.
 
- Насколько важна на выборах 10 сентября явка? Есть ли демократичные, а не административные меры повышения активности избирателей?
 
- Если мы в целом говорим о демократии как о политической системе, то очевидно: чем больше избирателей проголосуют, тем лучше.
 
На каждом уровне выборов явка должна быть естественной, сопоставимой с результатами аналогичных голосований в субъекте последние 5-7 лет. Прийти на выборы или нет – это политическое решение, волеизъявление избирателя. Не прийти на выборы – это такое же значимое политическое решение, как и прийти – просто человек решает сам для себя: проголосовать или делегировать наиболее активным своим землякам право решать, кто займет ту или иную выборную должность.
 
При этом надо учитывать, что человек имеет право принять решение вместо того, чтобы идти на выборы, потратить время на семью, отдых, решение других проблем.
 
В этом смысле надо думать – как сделать голосование более дружелюбным по отношению к гражданину.
 
В принципе, будущее – это голосование через Интернет, когда человек, не выходя их дома, может проголосовать. Это вопрос ближайших десятилетий. Понятно, что есть проблема защиты информации, персональных данных, идентификации избирателей, составление выверенных списков избирателей. Для удаленного голосования будет необходимо получать персональные ключи.
 
Но уже сейчас можно предложить меры, которые будут способствовать увеличению явки на федеральных выборах. Уже сейчас приняты решения по отмене открепительных удостоверений, что особенно важно при федеральных выборах, поскольку человек сможет проголосовать не только по месту прописки, но и по месту нахождения.
 
Второе – почему голосовать надо обязательно в выходной день, и почему не два дня? Вполне можно назначит голосование в воскресенье и понедельник или в пятницу и субботу. В ряде стран практика голосования в рабочий день успешно применяется.
 
Думаю, что к предстоящим федеральным выборам в 2018 году мы уже не успеем, но к следующим вполне возможно назначить голосование в рабочий день и проводить выборы в течение не одного, а двух дней. Это существенно повысит явку, сделает процедуру выборов более дружелюбной, не будет ставить перед человеком выбор – либо это твое личное время, либо ты должен пойти и выполнить свой гражданский долг. Нельзя граждан воспринимать как солдат, мужественно преодолевающих все тяготы и лишения исполнения гражданского долга. Надо сделать так, чтобы система выборов была максимально дружелюбной, максимально комфортной для избирателя, который дает легитимность любому органу власти.
 
С такой инициативой может выйти ЦИК, любой законодатель.
 
Единственный фактор, который на явку влияет всегда – это уровень выборов. Чем выше уровень выборов, тем выше явка. Самая высокая явка на президентских выборах, потом идут федеральные выборы в Госдуму, выборы глав регионов, региональных заксобраний и муниципальные выборы.
 
- В какой степени на явку влияет дата голосования в сентябре?
 
- В России большое количество климатических поясов – и где-то октябрь или март – это холод и распутица. Единый день голосования в сентябре позволяет в летнее комфортное время вести агитацию, встречи с избирателями на улице, да и в день голосования в хорошую погоду люди охотнее идут на избирательные участки.
 
При этом надо понимать, что на сегодняшний день уличные методы агитации самые продуктивные, поскольку граждане нервно реагируют, когда их достают звонками, приносят агитматериалы в квартиру или забивают ими почтовые ящики. Другое дело – встречи на улице, когда есть прямой контакт с избирателями.
 
- Насколько важен на выборах 2017 года фактор высокого электорального рейтинга Владимира Путина? Какие политические силы смогут им воспользоваться?
 
- Очевидно, что этот фактор играет в пользу "Единой России". Другим парламентским партиям это делать на выборах 10 сентября гораздо сложнее.
 
- Способна ли сейчас так называемая несистемная оппозиция предложить избирателям интересную повестку?
 
- Ей крайне сложно это сделать. Оппозиция, которая не представлена в органах власти, получает минимальное окно возможностей. Так не только в России, но других странах. Непарламентской оппозиции крайне сложно поддерживать интерес к себе избирателей, которые особо не следят за ней в межвыборный период и предпочитают голосовать за тех, кого знают.
 
- Как можно оценить намерение Алексея Навального не участвовать в выборах в муниципалитеты, а сосредоточиться на президентских выборах 2018 года?
 
- Его неучастие в московских выборах является ошибкой, поскольку это тот плацдарм, с которого можно было попытаться что-то сделать. Навальный эту возможность пропускает. Можно объявить себя кем угодно, но за этим что-то должно стоять.
 
Он хоть и пытается позиционировать себя оппозиционером "номер один", но конечно таковым не является. Выборы в Москве тогда действительно сделали Навального заметным политиком, он несколько лет пожинал плоды результата, который получил, в том числе, благодаря "Единой России", которая помогла собрать ему необходимое количество подписей муниципальных депутатов, чтобы обеспечить конкурентность на выборах мэра столицы.
 
Если мы говорим о политике, то его вес определяет количество избирателей, которые за него голосуют или готовы проголосовать. По всем опросам, сейчас за Навального готовы проголосовать 2%. О чем говорить? Нет темы.
 
- В отличие от Навального, другой оппозиционный политик Дмитрий Гудков со своей командой ведет активную работу по выборам в муниципалитеты Москвы. Есть ли у него шансы?
 
- Это шаг в правильном направлении. Но организационно его команда заложила несколько мин, поскольку часть их списка идет от партии "Яблоко", кто-то самовыдвиженец. В дальнейшем станет вопрос о дележе. В 2018 году на выборах мэра Москвы муниципальные депутаты, прошедшие по списку Гудкова должны будут определиться за кого из возможных кандидатов отдать свои подписи – за тех, кого выдвинет "Яблоко", а это может быть и не Гудков, он может быть самовыдвиженцем. Здесь есть проблема. В возможность выдвижения оппозицией единого кандидата верится с трудом.
 
- Если говорить о президентских выборах 2018 года, можно ли ожидать изменений в расстановке федеральных и региональных элит?
 
- Есть задача повышения качества госуправления. И как сказал президент, эта задача должна решаться без оглядки на политический календарь – на выборы в Госдуму, выборы президента, глав регионов и другие.
 
Крайне важная задача следующих 10-15 лет – смена поколений политических и административных элит. И сейчас очевиден тренд: во власть приходит много молодых министров, сотрудников Администрации Кремля, глав регионов. 25 лет – период активности поколения. Мы просто подошли к этапу смены поколений, прихода новых управленцев. Конечно, новые управленцы должны быть хорошо подготовлены и зарекомендовать себя. Только такой подход обеспечит уверенное развитие страны.
 
Если говорить о губернаторском корпусе, то сейчас приходит новое поколение губернаторов-технократов. Этот процесс будет продолжаться. Цели, стоящие перед властью, понятны: использовать ресурс повышения качества госуправления для развития страны. Сделать так, чтобы те, кто занимает руководящие должности и отвечает за выполнение важных для государства вопросов, были способны эффективно работать, быть конкурентными и улучшить жизнь граждан. Другой задачи нет.