Публикации

  |  17 апреля, 2017   |   Читать на сайте издания

«Аудитория популярных youtube-каналов сравнима с политическими ТВ-шоу»

В конце прошлой недели на конгрессе Российской ассоциации политических консультантов (РАПК) ведущие эксперты обсудили сценарии и угрозы президентской кампании. Глава Фонда развития гражданского общества (ФоРГО) Константин Костин назвал главной проблемой для предстоящих выборов коллективную негативную эмоцию населения. По мнению эксперта, уровень доходов, зарплаты, ЖКХ, здравоохранения — это то проблемное поле, которое актуально сейчас во всех регионах. Поэтому все, что делает и власть, и оппозиция, сконцентрировано вокруг управления этой негативной эмоцией. О том, как Навальному удалось организовать митинги и чем на это должна ответить власть — в блиц-интервью главы ФоРГО Константина Костина.

 
— Судя по митингам 26 марта, получается, что эту негативную эмоцию сейчас перехватила оппозиция?
— Есть хайп, а есть реальное политическое действие. Хайп — это мода, хороший способ создать «движуху» на пару месяцев, добавить к участникам митингов тех, кто считает, что таким образом он в теме, правильно проводит время. Но это никогда не станет основанием для новой протестной волны. Мода быстро меняется. Сегодня фильм фбк и кроссовки через плечо, завтра очередная Диана Шурыгина. Политизации молодежи не произошло. Навальный и его окружение просто отлично сработали как медиаменеджеры. Существуют альтернативные медиа с огромной аудиторией: Навальный сумел это использовать. Но если вы поговорите с лидерами этих новых медиа — авторами популярных youtube-каналов, то поймете, что для них политика — это «зашквар», зона риска, где можно легко совершить ошибку, потерять актуальность и доверие подписчиков. Но что сделали Навальный и его сторонники — они поработали с наиболее активными потребителями этих видеоблогов и потом уже через них организовали давление аудитории на производителей контента, который смотрят миллионы.
 
 — Но власть же должна в ответ задавать свою моду? Или нет?
 
Власть должна использовать все современные инструменты политической коммуникации. В том числе и те, которые обеспечивают новые медиа. 70% выборов все равно делают большие СМИ — в этом отношении ничего не меняется. Но оставшиеся 30% — это тоже много, и власть должна уметь работать с таким сегментом. Аудитория youtube-каналов сопоставима с количеством телезрителей политических шоу на больших каналах. Вопрос в том, насколько долго и в каком объеме она готова воспринимать политический контент. В Интернете при этом ценится естественность, там, если информация не естественна, она не работает. И, конечно, цель любого, кто занимается политикой, понять, как этот инструмент использовать. Над этим сейчас думают все. Это новая возможность и поле для экспериментов.