Другие комментарии

Комментарии

14 октября, 2012

Эксперт ФоРГО Максим Минаев о содержании внешнеполитического курса третьей администрации Владимира Путина

Круглый стол «Современный Путин. Вызовы и ожидания нового президентства» актуализировал вопрос о содержании внешнеполитического курса третьей администрации Владимира Путина. Внутренняя политика невозможна без внешней. Более того, часто направленность и содержание социально-экономического курса того или иного правительства напрямую зависит от состояния и тенденций международного развития. В этой связи далеко не случайно, что на круглом столе особое место заняло выступление первого заместителя председателя Комитета Госдумы по международным делам, председателя правления фонда «Русский мир» Вячеслава Никонова. Оно было целиком посвящено вопросам внешней политики. Это позволяет остановиться на перспективных контурах международной линии руководства РФ ещё раз.

Внешнеполитические горизонты администрации Путина будут определяться возросшим потенциалом страны. Россия смогла преодолеть основные последствия глобального финансово-экономического кризиса, сохранив свой экономический суверенитет, стабилизировав национальную финансовую систему, защитив реальный сектор и войдя в число стран, решающих проблемы мировой экономики в формате «Группы двадцати». Следствием этого стал рост её субъектных возможностей.

Вместе с Китаем, Бразилией и Индией РФ входит в число «растущих центров силы», всё более активно вмешивающихся в формулирование глобальной повестки дня. Достаточно стабильно растут её финансовые запасы и оборонный бюджет. По объему военных затрат РФ занимает третье место, уступая США и КНР. Из реципиента международной финансовой помощи она сама стала новым финансовым донором. В 2011-2012 годах при прямом участии Москвы удалось запустить процесс спасения экономики Белоруссии. Из государства, получавшего западные рецепты развития демократии, Россия обрела статус спонсора демократического развития. Именно с этим связано прекращение деятельности в РФ Агентства США по международному развитию (AMP).

И дальнейшие перспективы России пока относительно позитивны. Третье президентство Путина обещает ознаменоваться экономическим ростом. Так, по данным британского Центра экономических и деловых исследований, озвученным в декабре 2011 года, к 2020 году Россия может стать четвертой крупнейшей экономикой мира. Впереди неё будут только США, КНР и Япония. Условием для такого рывка должно стать наращивание поставок нефтегазовых ресурсов в Европу и Азию. Безусловно, прогноз британских экспертов ещё не означает его осуществления на практике. Но он позволяет очертить примерный вектор экономического развития страны. И он характеризуется подчеркнуто конструктивной тональностью.

Такие условия обеспечивают команде Путина достаточно широкое пространство для внешнеполитического маневра. Она может мыслить уже не только категориями защиты минимальных интересов РФ, но и задумываться о куда более свободной игре на международной арене. Новые горизонты способны определяться для неё глобальной вовлеченностью. Россия в состоянии вернуться к большому внешнеполитическому стилю, утраченному после окончания холодной войны и самороспуска СССР.

Участники круглого стола «Современный Путин» сошлись на мнении, что в центре внимания Кремля окажется регион Азии и Тихого океана. С таким утверждением трудно не согласиться. О растущем потенциале АТР стали говорить ещё в начале 1990-х годов. Первенство здесь, как и во многих других вещах, связанных с внешней и специальной политикой, принадлежит США. Государственный секретарь первой администрации Билла Клинтона Уоррен Кристофер призывал к радикальной переориентации национального внешнеполитического курса на Восточную Азию. В итоге в течение первого года своей легислатуры Клинтон ни разу не побывал в Европе. Зато посетил Японию и Южную Корею. В 2000-х годах Вашингтон продолжил смещение акцентов в сторону АТР. Госсекретарь второй администрации Джорджа Буша-мл., небезызвестная Кондолиза Райс говорила о реализации программы транс-тихоокеанской политики. Не в последнюю очередь этому способствовал рост экономического потенциала Азии. После 2008-2009 годов он стал ещё более очевидным. Китай оказался едва ли не единственной мировой державой, вышедшей из кризиса без серьезных финансово-экономических потерь. Данное обстоятельство заставило Хиллари Клинтон, возглавляющую Государственный департамент в правительстве Барака Обамы, провозгласить начавшийся для Америки «Тихоокеанский век».

С 2010 года всё более растущее внимание к Восточной и Юго-Восточной Азии демонстрирует и Москва. В период президентства Дмитрия Медведева был проведен ряд политико-экономических инициатив, направленных на сближение со странами региона. Третья администрация Путина, скорее всего, продолжит дело своих предшественников. Ключевой задачей для неё станет расширение торгово-экономического и военно-политического присутствия России на азиатско-тихоокеанской сцене.

Между тем, говорить об односторонней сосредоточенности Кремля только на Азии было бы не совсем верно. Глобальная вовлеченность подразумевает проведение решительного курса сразу на нескольких территориальных треках равной приоритетности. Как правило, он дополняется активной игрой на площадках формальных и неформальных международных организаций. Учитывая высокий профессионализм внешнеполитической команды Путина, следует ожидать, что «поход на Восток» будет сочетаться с не менее содержательной линией на других направлениях. Причем некоторые из них по своей значимости способны перехватить пальму первенства у АТР.

Претендентом на такую роль обещает стать постсоветский регион. То, что он может стать абсолютным внешнеполитическим приоритетом третьего президентства Путина, было понятно ещё на старте его предвыборной кампании. В октябре 2011 года за подписью нынешнего главы государства вышла статья, полностью посвященная интеграционному проекту России, Казахстана и Белоруссии – Единому экономическому пространству (ЕЭП). После этого значительное место постсоветской тематике он уделил в своей программной статье по международным вопросам, опубликованной в феврале 2012 года. Преференциальный статус постсоветского трека был закреплен и в Указе о мерах по реализации внешнеполитического курса, подписанном Путиным в мае, сразу после инаугурации. Данный документ - не что иное, как первый набросок новой концепции внешней политики РФ.

Для России развитие связей с постсоветскими странами не столько дань «имперской ностальгии» или проявление «имперских амбиций», сколько ключевое требование, от выполнения которого напрямую зависит её пребывание в числе крупных международных игроков. Все мировые державы располагают тесными связями с субъектами, входившими на разных исторических этапах в сферу их влияния. Теперь государства подобной категории образуют их «ближний круг». Для Великобритании он состоит из Австралии, Новой Зеландии, Мальты, Сингапура, Пакистана и других государств, преимущественно входящих в Содружество наций. «Ближний круг» Франции - страны Тропической Африки. Для США область преференциальных интересов образуют Канада и Мексика (входящие вместе с Соединенными Штатами в Североамериканскую зону свободной торговли - НАФТА) и Западное полушарие в целом. «Ближний круг» КНР - страны по периметру её юго-западной границы (в частности, Мьянма, Камбоджа и Непал).

Особый статус во внешней политике Москвы сохранит за собой Западная Европа. На круглом столе справедливо отмечалось, что для РФ ведущие государства Европейского союза (прежде всего, ФРГ, Франция и Италия) выступают основными источниками инвестиций и технологий. К этому нужно добавить, что Западная Европа – наш главный торговый партнер и важный рынок сбыта энергетического сырья. На фоне набирающего вес региона Азии и Тихого океана потенциал Европы несколько меркнет. Но отказывать ей в статусе одного из центров притяжения внешней политики России было бы неправильно. Тем более что она по-прежнему является лидером в мировой торговле и финансах.

Что касается США, то здесь администрация Путина, скорее всего, перейдет к твёрдой линии. Расчеты на взаимную дружбу с Вашингтоном, основанную на одинаковом понимании прав и обязанностей, себя в который уже раз не оправдали. В силу этого РФ будет строить отношения с США в четкой увязке со своими национальными интересами.