Другие комментарии

Комментарии

10 декабря, 2012

Валерий Фадеев, член Правления и Экспертного совета ФоРГО о протестной волне и изменении формы социального капитала

Почему нет партий, но есть Координационный совет, который грызется и бесконечно долго дискутирует между собой? Почему нет по-настоящему популярных лидеров, почему новых партий много, но все они являются партиями только по названию, а не по сути? В этом плане, кстати, я поддержу Валерия Фадеева: дело в том, что «Эхо Москвы» - это партия. Это не партийная газета, не партийное радио, а партия сама по себе, которая является в гораздо большей степени партией, чем большинство вновь зарегистрированных после либерализации законодательства. Поэтому ей не надо объявлять себя партийным органом, она уже, так сказать, партия «Эхо Москвы». Это действительно так, я не шучу.

Так вот, почему же те партии, которые регистрируются или уже зарегистрированы, не смогли утилизировать протест, не смогли никого привлечь? Можно, конечно, критиковать их самих по себе за то, что они не сделали того, сего, третьего, десятого, но обращу ваше внимание вот на что. В последнее время не только у нас, но и в странах Европы и в Северной Америке, превалирующая форма массовой политической активности идет в обход традиционных партийных организаций. «Оккупай Уолл-стрит», миллионные массовые демонстрации в городах Южной и теперь уже Западной Европы, – все это  вызывает гигантское внимание СМИ, привлекает большое количество людей. Те партии, которые стараются сформироваться на волне этих движений, как правило, не способны переориентировать на себя участников и, в общем, выглядят бледными подобиями или даже узурпаторами славы таких движений.

Что происходит? Есть известная гипотеза, что меняется форма социального капитала. Если раньше важным элементом социального капитала и социальных связей в обществе была партийность, участие в структурированной долговременной политической деятельности, то сегодня новая форма социального капитала – это участие в разовых движениях. Люди готовы принимать участие в том, что им действительно важно и интересно некоторое время, но не готовы получать членские билеты, демонстрировать приверженность партийным иконам, символам, вождям и так далее. Это глобальная тенденция, которая захватывает не только нас…

Я думаю, действительно мало что осталось от протестной волны, но это и нормально, это не какая-то исключительно российская особенность. Но что станет поводом к следующей протестной волне? Только действия власти, больше ничего. Попытки разбудить народный протест без яркого, четкого, очевидного для большого количества людей, а не только для узкого слоя активистов 5-тысячников, повода, предоставленного властью, обречены на поражение. Только повод, предоставленный властью, основал или, так сказать, породил это движение. Когда власть перестала давать поводы, движение сошло на «нет». Сегодня мы видим в Египте очередные выступления на Тахрире. Два года боролись – никакой реакции не было, тут президент Мурсия публикует Конституционную декларацию, отменяет третью власть, и тут же движение опять привлекает сотни тысяч людей, и опять стоит вопрос о власти. Поэтому судьба будущей протестной приливной волны в руках власти, все зависит от ее политики.